ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Categories:

Любовный треугольник

Мы недавно вернулись из отпуска по Италии – были несколько дней в Риме, а потом сняли парусную яхту в Сицилии и недельку с друзьями плавали по безумной красоты сицилийским островам, Вофка капитанил.

Впечатлений уйма, они понемножку оседают и упорядочиваются, и отчет о поездке я со временем выдам, а пока что неосевшие впечатления бурлят и выплёскиваются через край, и я терзаю сотрудников, кажый раз рассказывая им какой-то эпизодик из калейдоскопа приключений.

И вот расказала я, как мы приплыли (пришли! Под парусами – ходят!) к одному из островков, Филикуди, кажется, они уже все у меня перепутались в голове, привязались к буйку недалеко от берега, взяли лодку – резиновая такая широкая лодка с мотором и веслами, динги называется, туда могут усесться 4 тонких или три толстых или 2 любых человека и куча мешков с барахлом.
Мотор у нас не завелся, поэтому, как в задачке про козу и капусту, перевезлись последовательно 6 человек на берег и радостные, летние, отправились навстречу приключениям.

Приключение в виде худого носатого итальянца Гвидо на раздолбанной машине нашлось немедленно.
Он достал из машины «глобус острова» и решительно направился к нам с Ирис. Я по итальянски понимаю только «квадра литро вино», поэтому все его красноречие и жестикуляция обрушились на Ирис. Такого энтузиазма хватило бы, чтобы пала Бастилия. Ирис гораздо сговорчивее Бастилии, она пала сразу.
Оказалось, что Гвидо предлагал экскурсию по острову с демонстрацией невероятных видов, включая закат между вершинами двух гор.

Я сразу заявила, что после килевой, бортовой и броуновской качки на яхте я ни в какую машину не полезу ни за что, и, как меня не отговаривали, решительно повернула к выходу от причала, а остальная команда стала ждать машину побольше, которую обещал Гвидо.



Я прошла вдоль причала, миновала кусок прибрежной полосы с красивыми разноцветными валунами, кусками пензы, галькой из гранита, обсидиана – все эти острова вулканического происхождения; обошла вдоль берега заселенную часть острова и стала подниматься вверх, в гору.

На таких островках всегда очень живописные горы, с которых открываются неописуемые виды на море, море со всех сторон, куда ни глянь, и там всегла есть остатки крепости, каких-то заградительных стен, башен – следы старых войн.
Сначала дорожка была вполне цивилизаванной,обустроенной для туристов – широкие каменные ступени из вросших в землю валунов, потом ступеньки стали все уже и круче, но дорожка ясно просматривалась, и даже появился указатель на четырех языках, что идти можно только вправо вверх и ни в коем случае не влево вверх, там камнепад.
Я лезла в гору и безумно гордилась собой, как я шустро поднимаюсь в такую жару, и как лихо справляюсь с трудностями, ведь иногда нужно было цепляться за корни растений или карабкаться на четвереньках, упираясь в валуны по сторонам. Вокруг буйно цвели кустарники, малорослые деревья с тонкими, как хвоя, листьями, шмыгали пестрые разноцветные ящерицы с длинными хвостами, орали птицы.
Я останавливалась, чтобы отдышаться, убрать прилипшие к лицу волосы, оглядывалась назад, где в высоты городок выглядел, как игрушечный, с садами, малюсенькими машинками – это, наверное, наши поехали на экскурсию, дорога идет лентой то вверх, по вниз, петляет между горами.

А море, море! Ближе к берегу – изумрудное, дальше темнеет, а еще дальше – сизая дымка, сливается с небом, с облаками, невозможно сказать, где горизонт, невозможно понять, то ли море такое невообразимо огромное, то ли небо.
С высоты наша яхточка казалась синей щепочкой, но я знала, что на палубе сидят Вофка со Славой, пьют пиво и наблюдают за мной в большой корабельный бинокль. Волнуются, наверное, но Вофка специально равнодушным голосом говорит : Любка здорово лазает, крутая!

С высотой лезть стало труднее, зато не так жарко, поднялся ветерок. Тропинка закончилась где-то чуть выше середины горы – там вправо шла широкая плоская терасса, подпорная стена из валунов защищала её снаружи, а на равнинной части виднелись развалины древний строений из круглых булыжников, периметры стен, круглых башен, межкомнатных перегородок. Торчали какие-то развалившиеся туристичекие указатели, слепые от времени, видно не очень-то сюда туристы ходят. На окраине – сложенный из таких же круглых рыжих камней колодец, накрытый современной металлической крышкой. Крышка чуть сдвинута набок, блестит вода, но пить оттуда я побоялась, хоть и очень хотелось.

Полюбовалась видами, отдохнула, представила, как жили здесь люди, пасли коз, защищались от врагов.
Полезла выше, увидеть весь горный остров с высоты, почти круговой обзор, и решила встретить закат на горе, какая вот прекрасная мысль меня посетила.

Тропинки уже почти не видно, она петляет и пересекается другими такими же тоненькими тропками, то ли козы, то ли какие другие зверюшки или туристы их вытоптали, подъем все круче.
И вот – вершина! На ней, в сторону моря, сложена груда камней, наверное, древний маяк.

Я добавила свой камень. Повосхищалась морем с бухтами, с дальними островами на горизонте, которые из нашей бухты не видны, закрыты горой, и подумала, что если сядет солнце, то закат я, конечно, встречу, но слезть с этой горы в темноте уже ни за что не смогу.
Начинало смеркаться, а я вся исцарапанная, мокрая от пота и усталая, коленки подгибаются, адреналин уже отбушевал - страшновато.

Дело в том, что вверх лезть гораздо легче, чем вниз.
Когла я посмотрела сверху вниз на тропинку, по которой карабкалась, узенькую щелочку в горе, с катящимися вниз камушками, скользкими валунами и обрывами по краям, мне очень не захотелось поскользнуться.

Поэтому вниз я не шла, а в некоторых местах ползла, крайне неэлегантно, на попе, почти лёжа, упираясь руками и ногами по сторонам и бормоча мамамамамама.

Возникла и вторая сложность, посерьезнее. Тропинка раздваивалась, растраивалась, уходила в стороны. Вверх я шла просто петляя вместе с тропой. Вниз же было не очень понятно, куда идти.

Пару раз я путалась и сворачивала в сторону, тропка приводила к обрыву или сыпухе, и я возвращалась. Очень боялась, что тропа уйдет вправо, где было предупреждение о камнепаде.

Несколько раз я всерьез подумывала свернуться калачиком под кустом и подождать , когда Вофка за мной придет.

А потом я увидела внизу виноградник! Ура! Я его помню, я мимо него шла!

Новый прилив адреналина и гордости – я это сделала. Теперь главное ноги в шлепанцах не подвернуть.

Дальше я летела как на крылышках и спустилась вниз ещё до темноты – наскволь мокрая, чумазая и счастливая.
На берегу наших еще не было – ах, ну да, они же закат встречают где-то, а потом наверняка в ресторанчик завернут, а только потом вниз.

Смеркается. На пристани почти никого нет, только вытащена на берег наша динги, мне бесполезная, чтобы грести, нужны двое.
Метрах в 400 от берега покачивается наша яхта, темная, только на мачте стояночный огонек и на кокпите уютннькая лампочка горит, это Вофка со Славиком квасят. Ой, как я хочу в свою каюту, под душ, переодеться, в холодильнике столько всего вкусного...
Вплавь не доберусь, вода темная, страшно плещется, а я в одежде и усталая.

Побродила я ещё часик по причалу туда –сюда, полюбовалась на корабли и черное море.
Дело с том, что погода в Италии очень резно меняется – днем жара, а как только заходит солнце, сразу становится очень темно, холодно и ветрено.
Я прошлась вдоль строений на причале , в одном кафе дверь была ещё открыта, женщина мыла полы.
О горячей еде не было и речи, я купила бокал белого вина и мороженое.
Женщина, отложив швабру, наскребла мне из ванночек на прилавке фисташкового и ванильного мороженого в пластмассовую одноразовую вазочку, налила вина и продолжила мыть пол. Мешать ей не хотелось, я вышла на терассу, ковыряла ложечкой колючее ледяное мороженое, прихлебывала ледяное вино, ветер продувал мою мокрую майку.
Идти в таком виде вверх по крутому шоссе в город, к огням и открытым барам, не было сил.
Я полежала в соленой резиновой динги, глядя на звезды, почувствовала странное деже вю : моя молодость. Бездомная, бестолковая, неприкаянная и одинокая. И всегдашнее ожидание, что кто-то придет меня спасти и согреть
Нет, я не была беспризорником. Это только по ощущениям, долго объяснять.


Когда я околела ни на шутку, снова пошла бродить по причалу. От двери одного дома выходила высокая каменная лестница со стеной с ветреной стороны. На верху лестницы сидел черный кот с белым носом, кот сказал мне мяу.
Я присела на нижнюю ступеньку, защишенную от ветра, и стала строить коту глазки.

Кот быстро повелся на мои заигрывания, спустился пониже, перевернулся на спинку и вдруг вытянулся в длинную шерстяную веревочку пузом кверху.
Я опасливо погладила ему лапку, вдруг психанет, большой кот-то , с когтями.
Кот пружинкой развернулся, прыгнул ко мне, зашел за спину и стал тереться и бодать меня большой горячей башкой. На такое близкое общение я не рассчитывала, а ну как он блохастый.
Но кот уже перешел на самообслуживание и страстно об меня тёрся. С точки зрения блох терять уже было нечего, а кот был теплый, и я стала гладить его гладкую черную спинку и твердую ушастую башку.
Кот пришел в экстаз! Кончилось тем, что этот нимфоман безапелляционно запрыгнул ко мне на колени, тракторно мурчал, трясся как яхтенный мотор и выражал крайнюю степень кошачьего удовлетворения.

Я сидела в темноте окоченевшей попой на ступенях чужого дома на причале крошечного сицилианского островка, обнимала горячего виброкота, смотрела, как старички-туристы собираются на свою круизную яхту, стилизованную под пиратскую шхуну с Веселый Роджером; как запираются двери лавок , как зажигаются большие звезды, огни на яхтах, поднимается из моря алая луна, и море уже не черная мертвая дыра, а живое, плещущее, с белыми барашками и искорками.
Вино и усталость затуманили сознание, и я сидела зачарованная, без тела, без мыслей, без времени, просто сидела и дышала и впитывала эту красоту, и уже хотела, чтобы оно никогда не кончилось, это пронзительное чувство свободы и одиночества, а кот тихо урчал на моих коленях.

Через какое-то время сверху, в доме, открылось окно, и женская рука убрала с подоконника горшок с цветком – ну, просто на всякий случай, а то ходят тут всякие.
А ещё через какое–то время вышла женшина и коротко окликнула кота, вроде бы сказала « ужин»
Кот, который невменяемым расслабленным ковриком лежал у меня на коленях, сгруппировался, резко подскочил, мощно оттолкнулся от меня всемя четырьмя лапами и не оглядываясь побежал на зов вверх по ступенькам. Предатель.

Цветок забрали, кота забрали – обидно, да? Я почувствовала себя Чарли Чаплиным, грустным бездомным персонажем, и только направилась опять к динги - вот, пусть все приедут, а я сплю в лодке как бомж! – как из подъехавшей машины высыпала наша довольная веселая команда и моё представление не состоялось.

Ну, а дальше все переправились на борт без приключений, и все было просто прекрасно, хотя вместо ужина и горячего чая с ромом, который должен был приготовить к моему приходу изведшийся от беспокойства супруг, мы увидели двух совершенно умиротворенных хмельных морячков, Вофку и Славика. Они и понятия не имели, что я куда-то лазила и мерзла потом на берегу, они не наблюдали за мной в бинокль с трепетом в сердце и не ломали голову, как привезти меня на яхту. Они дегустировали сицилийские вина из пятилитровых бутылей и пребывали в наипрекраснейшем расположении духа.

Так что свернуться коалой под кустом на горе и ждать, когда меня спасут, решительно не стоило. А стоило самой себя спасать, а потом не отдавать чужого теплого кота.

Я пришла к такому выводу, как к жизненной позиции, и огласила эту выстраданную житейскую мудрость сотрудникам.

К моему изумлению, рассказ о моем приключении их очень мало тронул. Их заинтересовал только кот.

Он точно как мой папаша , - сказала одна.

Как мой муж, - сказала другая, тоже где-то обтирается, а свистну, бегом к ужину бежит, поджав хвост.

Как мой бывший любовник, – сказала третья. Умирал от любви, аж трясся, плакал даже, а жена позвала, так пулей домой полетел.

Мужчины ничего не сказали, но каждый вздохнул о своем.

Поэтому так я и озаглавила свою историю, вот про что она оказалась
Tags: Отдых за границей
Subscribe

  • (no subject)

    Началось все, конечно, с парашюта. Ему сказали - NO WAY! люди с весом более 105 килограмм к прыжкам с парашютом не допускаются. Обидно, да? И он…

  • Из моего ф/б, чтобы все меня пожалели

    Времена нынче трудные, решила я на всякий случай написать завещание. Идею мне подсказала вчерашняя пицца, нам по ошибке вместо нашего чужой заказ…

  • Из моего ф/б

    Прочитала утром в своей ленте байку (хотела перепостить, но уже никак не могу найти), как респектабельный мужчина покупал дорогой коньяк, а кассирша…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • (no subject)

    Началось все, конечно, с парашюта. Ему сказали - NO WAY! люди с весом более 105 килограмм к прыжкам с парашютом не допускаются. Обидно, да? И он…

  • Из моего ф/б, чтобы все меня пожалели

    Времена нынче трудные, решила я на всякий случай написать завещание. Идею мне подсказала вчерашняя пицца, нам по ошибке вместо нашего чужой заказ…

  • Из моего ф/б

    Прочитала утром в своей ленте байку (хотела перепостить, но уже никак не могу найти), как респектабельный мужчина покупал дорогой коньяк, а кассирша…