ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Categories:

Отпускное и не только

Жизнь - она прекрасна.
Вот сейчас я вернулась с Мертвого моря, а у меня столько поздравлений в почте, от друзей и от знакомых, и от друзей из жж, и даже от незнакомых людей, которых я теперь тоже люблю - все так ко мне добры, и все такие хорошие!
Девочки, спасибо вам всем огромное! Вы даже не представляете, как доброе слово, которое и кошке приятно, приятно мне – угрюмой вообще-то грымзе- трудоголику.
За день до дня рождения я чувствовала себя вымирающим динозавром . А потом начались звонки и смс-ки, и я поняла, что этот ледниковый период я переживу.
Динка- математик быстренько мне подсчитала, что мои 55 – это две пятерки, так что я не старая рухлядь, а отличница,
а 5+5 – это десять, («ты десять» – так на иврите называют кого-то молодцом),
а 5 умножить на пять – это возраст, на который я выгляжу ( такое бессовестное враньё),
а 5 разделить на 5 дает единицу – целостную и непокобелимую,
Остальные арифметические изыски я не запомнила, но приободрилась.
А потом зазвонил телефон, и позвонил мой любимый Слон, и с работы , и с бывшей работы, и друзья и знакомые, и загранподружки. Честно, я на свою свадьбу себя такой счастливой не чувствовала.
В четверг вечером мы с мужем уехали на Мертвое море .

Тут начинается безудержный хваст.

Мне так понравилось, просто не рассказать.
Обычно я мечтаю о чем-то, навыдумываю, нафантазирую, а действительность оказывается столь убогой, что хоть плач. У меня уже такой длинный список обид за жизнь набрался, что готов выплеснуться при любом удобном случае.
Вот , например, я рассказывала, как я мечтала пойти в детский сад?

Я мечтала пойти в садик. Мне мама книжку читала, какие в детском садике детки радростные и дружные, а воспитательницы красивые, молодые и добрые.
Наверное, и такое бывает. Не могла же писательница так бессовестно всё врать.

В детском садике, куда меня впервые привели, воспитательницей оказалась крикливая тетка из соседнего с нами дома, я хорошо знала ее и ее сына Андрюшку. Однажды во дворе при всех она держала его одной рукой за ухо, а второй стегала прыгалками по голой попе за то, что он показывал девочкам писю, а Андрюшка дико по звериному выл и изворачивался.
Как только я ее увидела в садике, сердце мое упало. Но и до этого гадкий запах прогорклого молока, чего- то сгоревшего и чего-то тошнотворного подсказал мне, что это, наверное, не тот садик, где радостно дружили счастливые детки из книжки.
Но вот вся группа собралась, меня отодрали от мамы, приволокли еще нескольких рыдающих детей, прочие, привычные уже старожилы садика сгрудились в центре, и воспитательница сказала волшебные слова: сейчас все построятся парами, возьмутся за руки и пойдут в туалет.

Ах, сладко затрепетало моё сердце, неужели такое бывает, такое счастье! Вот так, просто, буднично, в байковом платьице и ботинках, даже без прически – и мы пойдет в ТУАЛЕТ? Без бальных туалетов?

Дети выглядели на удивление равнодушными.
Может быть, в садике часто случается такой праздник – всех ведут в ТУАЛЕТ?
Нас там переоденут в прекрасные длинные платья со шлейфом, и мы под звуки музыки войдем в зал, где сияют зеркала и хрустальные люстры, где тысячи свечей, и музыканты во фраках, и дамы и кавалеры танцуют менуэт?

Откуда это смешение времен и стилей взялось в моей бедной голове – не знаю, но слово туалет ассоциировалось со словом бал, будуар, принцессы .
Уборную дома называли уборной, туалет был нарядом. Так что не буду описывать моё разочарование, когда нас привели в комнату с кафельным полом и усадили на горшки.

С уборной у меня связано ещё одно разочарование, уже школьных времен.

Классе наверное в третьем- четвертом у меня была любимая учительница русского языка и литературы. Она вела у нас что-то вроде театрального кружка. Постоянного кружка не было, но часто к праздникам готовили отрывок из пьесы, сценку,монтаж, и я всегла очень активно учавствовала во всем, стихи читала, роли исполняла, и декорации рисовала, и костюмы готовила, и грим – в общем, активистка.
Вот как-то готовили мы очередную сценку, и нам с подружкой нужно было пойти примерить самодельные костюмы. Где можно переодеться в школе ?– ну конечно в туалете. Я уже говорила, дома у нас слово туалет не употреблялось почему-то. Говорили – уборная, папа чаще называл уборную сортир. Нормальное слово, от французского «sortir - выходить»
Вот мы с подружкой направились переодеваться, а любимая учительница Людмила Ивановна меня окликает, куда вы, мол.
- В сортир, – говорю.
Учительница вдруг вскочила, налилась пунцовым и страшно закричала:
- Да что ты себе позволяешь! Ты понимпаешь, с кем ты разговариваешь! Никогда от тебя такой грубости не ожидала – вон отсюда!
А я вообще-то тормоз. Вышла молча, потом у подружки спрашиваю – что это с ней, что я ей сказала-то?
Так Людмила Ивановна и не научилась парле франце , а я не стала великой актрисой.
Но я собиралась не об обидах, а о радостях.

Гостиница на Мертвом Море называется Лот.
Выглядит средненько. Я много раз отдыхала на Мертвом море, но в Лот как-то раньше не попадала. Так вот, это - сказка.
Лот стоит прямо на берегу, вид из номера фантастический – дымчатое море, розовые горы, а внизу – гостиничная территория, подсвеченный синим, зеленым, фиолетовым бассейн, теннисный корт, бары и кафе, парк, проход к морючерез песчаный пляж по дорожке под тентами- парусами, а сама беседка , что уходит пирсом в море выглядит летающей тарелкой.


LOT 2013






Номера небольшие, но очень чистые. Новые ковры,белье, современная новенькая сантехника, все очень компактно и удобно. Телевизор с УЕS, холодильничек, чайник с кофе-чаем, бесплатный интернет в номерах . При входе нас ждала тарелочка с фруктами, шоколадки – пустячок, но приятно.
Спа обыкновенное, ничего особенного, ни лучше ни хуже чем везде, но тихо, чисто, раздают полотенца и банные халатики, неплохой и достаточно свободный спортивный зал, я туда все время собиралась, но так и не собралась.
Прекрасно освещенный крытый теннисный корт, столы для пинг-понга, бильярдная в баре.
Там я ввела отдыхающего ирландца в глубокий ступор.
Он очень неплохо играл сам с собой за соседним столом и все время сам у себя выигрывал, поэтому пока Вофка пошел покупать жетончики для игры, я спросила его правила игры.
Парень по всей видимости уже ошалел от скуки играть самому с собой и проигрывать самoму себе выпивку, поэтому он очень обрадовался общению и стал подробно описывать мне правила.
Я уже упоминала, что парень ирландец? И говорит по английски как ирландец?
Из всей речи я поняла только слова «три», «белый мяч» и «not», и то не уверена.
Дослушав речь до конца, я энергично покивала головой и горячо его поблагодарила.
И мы начали играть.
Из пяти ударов я попадала кием по шарику примерно один раз.
Шариком по шарику – ноль раз.
Про то, чтобы загнать шар в лузу, речь не шла. Речь шла чтобы не выбить себе кием глаз.

Вова играл гораздо лучше. Он с первого жe удара забил в лузу белый шар, и мы не знали, как его оттуда достать, поэтому мы стали бить любым шаром по любому.

Зря тот ирландец оглянулся, я считаю. Играл бы сам с собой и жил бы счастливо.
Желтым шаром по 23, – прошептал он, обливаясь холодным потом, и застыл соляным столпом.
Не парься, - успокоила я его как могла, - мы и желтым-то не попадем.
Игландец положил кий не закончив свою игру и вышел, покачиваясь и что-то шепча.

А мы ешё немножко погоняли шары, роняя их со стуком на пол, нанося себе киями легкие увечия и гулко стукаясь лбом о низко висящие над столом лампы, и пошли в сад, полежать в гамаке после спортивной нагрузки.

Я подозреваю, что я родилась недоношенная, хоть мама уверяет меня в обратном. Если мне грустно или страшно, я сворачиваюсь в позу эмбриона, коленки под подбородок, натягиваю на голову простыню – есть у меня такая «горестная» трикотажная простыня с четырьмя резинками, упаковываюсь в неё, как сверточек, закрываю крепко-крепко глаза – и так горюю и пережидаю свои жизненные коллизии, пока проблема сама не рассосется.

А вот теперь я обнаружила, что меня ещё и не докачали в люльке!
Я обнаружила это, забравшись в гамак.
Вечер. Небо темнеет, но звезд ещё не видно. На фоне серого неба кроны деревьев кажутся не залеными, а серебристыми, как снежинки.
Как только солнце садится, жара спадает, и температура воздуха сравнивается с температурой тела. Это невообразимо уютно.
Качается гамак, качаются кружева деревьев, качаются огоньки фонариков, звучит тихая музыка.
Человек должен лежать в гамаке среди цветов, тогда он спокоен и очень счастлив, слышите меня, люди?
Когда солнце совсем скрылось, мы пошли поплавать в море.

Проходя в сад, заметили забавную группу .Бабушки из Германии, из бывших поволжских немцев, в кружевных накидках, с книжками в руках, собрались на скамеечках в углу сада – и поют.
Наверное, молятся, секта какая-то, подумали мы, но, подойдя поближе, услышали тщательно выводимое тонкими старческими голосами « утоооооп он в пучине морской»
Вофка помянул Ильфа и Петрова, и мы, хихикая пошли в воду.
Море – дымилось.
Не видно, где горизонт, где берега, где вода и где небо – вокруг только сизо-молочная пелена, ласковая, обнимающая.
Деревянная дорожка, ведущая в море, темного дерева, и вода над ней прозрачная, но когла ступаешь, по обеим стороная вздымаются струйки соли, вода белеет, мутнеет, клубится- ощущение, что идешь по облакам.
Вид с моря на гостиницы - фантастический. Разноцветные огни отражаются от воды, красят туман, а за цветной этой футуристической картинкой четко вырезанными декорациями вздымаются черные горы.

Мы легли на спину и стали считать звезды. Даже когда просто лежишь на воде, все равно немножко плывешь или кружишься, поэтому очень скоро теряешь ориентир – то ли я плыву, то ли все звезды движутся. Чем дольше смотришь – тем дальше видишь. То, что казалось четкой яркой звездой, вдруг обрастает золотистым ореолом, и уже глаз может различить отдельные точки звездочек, рассмотреть звездную пыль – млечный путь. И вдруг все звезды начинают мигать: сначала одна, и пока отгадываешь, самолет это или спутник, принимается мигать и двигаться соседняя звезда, за ей еще одна, и ещё – и все звезды вдруг разом хохочут и подмигивают. И надо бы заранее загадать желание на случай, если вдруг одна звезда сорвется и упадет, но нет в душе никаких желаний, только вот так бы лежать в темноте и смотреть в небо.
Слышна музыка в темноте – старушки перешли на « летающую тарелку», расселись кружком и поют тихонько какие-то гимны, что ли, слов почти не слышно, а голоса над морем звучат высоко и чисто
Что это они поют? Какой знакомый и незнакомый мотив. Они поют по немецки «Надежда», израильский государственный гимн. Поют медленно и печально, и как–то очень там много куплетов, получается грустная длинная песня, интересно, о чем? Очень красиво они пели.

Ладно, закругляюсь, всё равно всё не рассказать.
И про то, какие там закаты и рассветы,
и какие девушки загорают до кофейного цвета и в каких позах,
и как забавно ехать в лифте с зеркальным потолком,
и как чудесно танцевала та певица из Бразилии.
И про смешных бойких птичек, черных с кирпично-красными подмышками, которые пытаются пить воду из бассейна, и им невкусно, и клювики их от жары всегда раскрыты. Я огорчилась, глядя вечером на яркие зеленые лужайки открытого паба, засыпанныe креньдельками и орешками, а утром увидела, как бойко эти птички подбирают вчерашнюю закуску, лужайки снова идеально чистые.
А как рассказать про то, как выметнулась в панике из лифта высокая тоненькая англичанка: возле лифта большая тайманская семья расходилась по комнатам до ужина, и средний лет женщина, поколения табакокурения и острого перца, рявкнула вслед « Бе теша» -мол, в девять встретимся. Какими буквами можно обозначить это хриплое мощное гортанное карканье? кто не слышал – не поймет, а кто уже привычен – просто умрет со смеху, глядя на ужас непосвященных.

А как там кормят! Впрочем, это минус. Все свои фотографии, где я выпадаю из купальника, придется уничтожить. Приложу одну, балдеж в бассейне
царевна- лягушка

И последняя строчка – для тех, кто осилил прочитать мой поток эмоций до конца: спасибо, что делите сейчас со мной мою радость так, как делили со мной два тяжелых последних года. Спасибо.
Tags: Отдых за границей и не только, дела семейные, не понимаю/ют
Subscribe

  • Будни нашего дурдома.

    На балконе стоит Вофка со сломанной ногой, рядышком на перилах сидит скворец Сильвер Сидоров со сломанной лапкой, оба скворчат и голосят, каждый…

  • Монолог отчаявшейся матери

    Съездили вчера к сыну в гости посмотреть его новую сьемную квартиру. И остолбенели. Большой салон с двумя арочными окнами до потолка ; окна…

  • (no subject)

    Началось все, конечно, с парашюта. Ему сказали - NO WAY! люди с весом более 105 килограмм к прыжкам с парашютом не допускаются. Обидно, да? И он…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Будни нашего дурдома.

    На балконе стоит Вофка со сломанной ногой, рядышком на перилах сидит скворец Сильвер Сидоров со сломанной лапкой, оба скворчат и голосят, каждый…

  • Монолог отчаявшейся матери

    Съездили вчера к сыну в гости посмотреть его новую сьемную квартиру. И остолбенели. Большой салон с двумя арочными окнами до потолка ; окна…

  • (no subject)

    Началось все, конечно, с парашюта. Ему сказали - NO WAY! люди с весом более 105 килограмм к прыжкам с парашютом не допускаются. Обидно, да? И он…