ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Category:

ПСЫ.

ПСЫ. Так мы их зовем. И ещё - собакAим, во множественном числе. Ну и конечно - девочки, крысочки, котики -кролички, принцессочки и разные прочие рассюсю и розовые слюни.
Две эти странные маленькие собачонки невероятной смеси кровей - обожаемы до слез, я их холю, лелею, расчесываю шерcтку, варю им еду , лечу и люблю , гуляю с ними по городу, эдакая дама с собачками, а может и - городская сумасшедшая, кто как посмотрит. Собаки для меня - не просто зверюшки в доме. Собаки - часть судьбы.
<lj-cut> 

Первая собака появилась у меня только в 40 лет.
В детстве, когда мы жили вчетвером в крошечной хрущевке на пятом этаже, я даже и не заикалась о собаке. Потом - студенческое обшежитие, потом  у тетки, потом своя семья и маленькие дети, потом - Израиль, сьёмные квартиры, смутное время.

Когда  все устаканилось и уладилось и дети подросли, появилась свекровь, у которой даже при виде хомячка поднималось давление.

Короче,первое, что я сделала после развода - обьявила детям, что теперь-то наконец у нас будет собака!

Дочь взяла это дело в свои руки, обзвонила всех своих знакомых, уехала в Хайфу за обещанным безумной красоты щенком - мы с сыном неприкаянно бродили по квартире и маялось в ожидании - и вот наконец вернулась Рикки с воинственным выражением лица и выпустила на ковер собаку. Собаку!
Мы с недоумением уставились на странное сушество, напоминающее одновременно глубоководную рыбу, морскую свинку, на которой производились вивисекторские опыты, и таракана. Существо задрало хвост, уселось на попу и бодро гребя передними лапами, поехало по ковру.
Дочь сконфуженно улыбнулась , почесалась и , посоветовав как следует помыть нашу новую Люлечку, поспешно скрылась в душе. Мы с сыном задрали ноги повыше на диван и с ужасом стали рассматривать наше новое приобретение.
Это была немыслимо худая, невероятно грязная и уродливая собачонка с огромной болячкой на голове; пучки жесткой длинной шерсти торчали в разные стороны, короткие кривые ножки отчаянно чесали висючие слипшиеся уши.

«Чур я это не трогаю»,- немедленно заявил сын.

«Это ходячая эпидемия», - грустно подтвердила я.
Ходячая эпидемия немедленно напустила лужу. Следуюшие 3 часа мы с сыном, в резиновых перчатках и вооружившись пинцетами, мыли наше сокровише и виртуозно ловили блох. Собачка побелела, но сильно не похорошела.

     Первый месяц мы по очереди передавали Люлечку друг другу из рук в руки: если на минуту кто-то переставал ее гладить, она плакала. Спала только с сыном.
Прогулки были мучением. Крошечная Люлечка переворачивалась кверху брюхом каждую секунду, от каждого громкого звука, перед каждым прохожим и каждой самои задрипанной собакой. Иногда, задумавшись на минуту, я шла, ведя за собои на поводочке собаку, и только заметив недоуменные взгляды прохожих оборачивалась и видела, что моя собака флегматично едет на спине с задранными в небо ножками.
Вместе с собакой в моей жизни появился мужчина. Я любила его и не любила собаку.

       Время шло. Крошечная собачка округлилась, похорошела, огромная болячка на головке отвалилась, шерстка залоснилась и распушилась, торчащие клоки на голове завернулся в кокетливую челочку, и скандалы с сыном, кто будет гулять с собакой ( " Я не пойду! Это позор! Я не хочу чтобы меня кто-то с ЭТИМ увидел!") как -то сами собой прекратились.
Люлечка научилась не писать на ковер, не пищать, когда ее спускают с рук.
Короче, с собакой все улаживалось как нельзя лучше. С мужчиной же - наоборот. Я не знаю, как бы я вынесла ту душегубку, то самое чёрное в моей жизни время, если бы не прижимала к груди маленькое теплое тельце Люлечки. Мне казалось, что она - мой добрый ангел, что она все понимает и жалеет и лечит меня, глядя своими мудрыми прозрачными глазами и слизывая горачим быстрым язычком мои слезы.
В том, что я выдержала тогда, не сломалась, не последную роль сыграла Люлечка.

          Однажды, когда я гуляла с ней за городом, за нами увязалась свора уличных грязных грызущихся собак. Я отмахивалась от них палкой, а они от досады бросались на самого маленького, вертлявого, визгливого  и очень породистого на вид пинчера, которыи Бог весть как оказался в этой дурной компании. Я поразилась , насколько он красив: чудесная тeмно-каштановая шерстка, стройные длинные лапы,   ушки торчком, королевская осанка, гордо посаженная головка; выражение лица - ирония, самоуверенность и снобизм одновременно. Возле подьезда нахал прыгнул мне на руки , повел длинным породистым носом и приказал : "Неси меня домои". Так у меня появилась вторая собака.

         Ран был полной Люлечкиной противоположностью. Он был мужчина - гордый, отчаянно храбрый - и на удивление зловредный. Жизнь в доме превратилась в ад: Ран, несмотря на крошечный рост и , как я потом узнала, подростковыи возраст, доказывал, кто в доме хозяин и самец. У меня не осталось ни одних не оттраханных тапочек, ни одного не помеченного вонючей струикой угла, от мебели летели шепки, мои гости обоих полов, не видержав его сексуальных атак на свои ноги, перестали меня навещать. У Люлечки на боку образовалась кругленькая проплешинка от Рановой, невероятно большой для такой маленькой собачки , пиписьки, похожей на губную помаду - он часами пытался заняться с ней любовью не с той стороны. Гиперсексуальность подросточка.
          Ран обязан был облаять всех окрестных кошек, бежать за всеми проезжающими машинами, чудом не попадая под колеса; обругать каждый поворот центруфуги в стиральной машине; методично по квадратам сжевать большой ковер. Он чувствовал своим долгом откусить все вилки от проводов ( все электроприборы нам приходилось бдительно выключать из розеток); открыть длинним острым носом все дверцы шкафов и буфета, все оттуда выкинуть на пол, изорвать и обписать; по ночам, особенно если я не одна, проникнуть в мою спальню через наглухо закрытую дверь , вползти мне под одеяло и там притаиться, так чтобы если ночью я случайно толкну его ногой , он мог "по справедливости " меня укусить - не до крови, но весьма чувствительно. Но а если его так и не заметили под одеялом - ну, тогда утром надо вылезти и нарочно усесться своеи вонючеи задницей  прямо на лицо, пиписька вперед как леечка, рожа - злорадная.
Ещё одно любимое развлечение - устроить драку с моим сыном. Технология такая: сперва Ран подло подползал ему под бочок, когда тот читал или занимался, лежа на диване. Он как -то змейкои сворачивался, проскальзывал под руку и носом толкал, требуя, чтобы ему чесали за ухом.Потом, понежившись минуты три , он без всякого предупреждения цапал сына за руку и тут же с визгом улепетывал. Сын с тапкой  в руке, гневно вопя, гнался за ним, а за ними следом по квартире , тоже вооруженная тапочкой, неслась я с криком" не смей трогать собачку!"
Ор, грохот опрокидываемых вещей, визг всегда уворачиваюшейся от тапки собаки, скандал, бардак !- И Ран сверкает из-под шкафа совершенно счастливыми глазами, он нарочно устраивал эту корриду чтобы повеселиться.

      Он всегда, всегда умел довести нас до бешенства, до безобразного крикливого скандала " Я убью эту чертову тварь!", до кульминации - и в последнюю секунду элегантно и как-то даже небрежно, с презрением к нам, таким большим и неуклюжим, легкои тенью скользнуть за шкаф, поблескивая глазками.

А мы в изнеможении опускались на пол и - умирали от смеха, от парадоксальности ситуации, что вот, опять этот маленький провокатор заставил нас играть в гонки. Тут Ран выходил из своего убежиша, постукивая стройными, как натянутые струнки, лапами, и я получала утешительный приз-поцелуй шершавым черным язычком в нос .
И он всегда, всегда умел нас рассмешить!

          Он не признавал поводка. Ошейник надевал с удовольствием, вернее - мою толстую серебряную цепочку, которую просто невозможно было ему не отдать, так она ему шла. Ошейник был грубоват для его гордой изящной шеи испанского гранда. Но вот поводок - ни за что на свете! Конечно, можно было пристегнуть поводок силой и выгуливать его на поводке, но он выглядел таким оскорбленным, таким убитым этим унижением, таким несчастным, что оно того не стоило. У него пропадал аппетит, тускнели глазки и блестящая шерсть выпадала проплешинами, и надо было везти его в ветеринару , чтобы сделать уколы от депрессии. И главное - после оскорбления поводком он убегал. Стоило только чуть-чуть приоткрыть входную дверь, он ужом проскальзывал наружу, и поймать его потом было совершенно невозможно.

Он визжал на весь двор, сначала гоняясь за кошкой, а потом удирая от этой самои кошки после того как та разглядит, какого размера наш герой; он гонял ворон, он носился пулей, так что глаз не успевал уследить, где он; он выкопал все розы во дворе и сел на кактус; он лаял на всех и всё и просто в никуда, так, от избытка жизнерадостности; он жестоко дрался во всеми собаками; он ухаживал за всеми сучками города; он ездил на автобусе на другои конец города к моей подружке Ирке, когда у её Лаки была течка, и выл там сутками под дверью, и она звонила чтобы я шла его забирать пока она его не кокнула.

Рассказы о его подвигах передавались мне совершенно незнакомыми людьми. Когда я бегала вечерами после работы по подворотням, разыскивая " эту чертову тварь", люди подходили ко мне и сообшали, что видели его выходяшим из автобуса либо неторопливо с достоинством поднимаюшего по ступенькам маршрутного такси; видели его и на приеме у врача -гинеколога, куда он зашел с одной из женшин и ни за что не соглашался уходить и устроил в поликлинике гонки с преследованием и переполох.

Бывал он частенько и в городской библиотеке, в спортивном зале- и где только нет!
Рана знали все. И самое невероятное - Рана все любили!
Моя мама, которая не  выносит собак, души в нем не чаяла. Смотрела на его длинноносый породистый профиль и всплескивала руками: "Вылитый Валентин Гафт!"

Соседи, обычно рьяно оберегающие свой покой, безропотно открывали ему запертую дверь подьезда, когда Ран, набегавшись где-то, возвращался домой обедать, и умильно говорили:"Поразительно, какой он умный. Такая выразительная морда - ну разве что не разговаривает".

Это Ран научил меня, что мужчину и собаку нельзя держать силой на поводке. Если любит - не убежит. А если хочет быть свободным - пусть себе идет, не держи.

Я помню, как ушел Ран.
Он не скользнул как обычно между ног в дверь, когда я шла на работу , и не бежал за мной до работы, где все привычно его ловили на проходнои и на перевозке ночнои смены отправляли домой, чтобы он не попал под машину. Нет, в тот день он серьезно и как- то очень по взрослому посмотрел мне в глаза, лизнул мне руку и вышел за дверь. Я не посмела захлопнуть дверь у него перед носом, даже почему-то не пыталась его ловить . Мы вместе вышли из подьезда, я пошла налево , а он - неспешно и уверенно направо, на остановку автобуса.У него был спокойный и сосредоточенный вид человека, который твердо знает что он делает. Больше я его никогда не видела. Но искала - и ищу - много лет. Первые годы я узнавала его в каждой бродячей собаке, бежала следом, звала. Потом как-то мне показалось, что в поле за городом я видела стрелой бегушую тень, мелькнул силуэт крошечной лани , совершенно седой- и исчез. Может, это он и был, дикая моя дорогая моя зверюшка. Но скорее всего его загрызли собаки, или вороны, он ведь такои крошечный, или он попал под машину, или его поймали и посадили на цепь, а этого он конечно не переживет, а может быть он сел не на тот автобус и уехал так далеко, что уже не мог вернуться. Я очень скучаю по нему и очень хочу, чтобы он выжил.
Ушёл навсегда мои Ран, и ушёл из моей жизни мои невозможный, мои любимый человек, мой свет и мое страдание.Его я тоже не держала, разве удержишь,

  А потом были другие мужчины и другие собаки, ни тех ни других я не искала и не звала, они появлялись сами, по странному стечению обстоятельств всегда почти одновременно.
Каких-то собак я пристраивала по знакомым, одной отыскала ее старых хозяев - и она вернулась домой, так же как и другой мой давний друг вернулся от меня домой, к семье и детям. И было мне это почти что все равно,  даже как будто облегчение.


       Но вот появилась Лиса, Лиска, Лизочка, моя последняя любовь, моя радость, моя девочка.
Я гуляла возле дома с моей Люлечкои, толстенькой, беленькой, и ворчала , и на неё и на себя одновременно " Тостеешь, ленишься, не бегаешь, вот, одышка уж появилась, скучно тебе, да?" - и тут как по заказу ко мне под ноги подкатился золотой толстенький шарик, смешнои веселый шенок. Ничей, голодный, доверчивый.
Я даже и подумать -то толком не успела, а уже несу его домой, мыть-кормить.
Зазвонил пелефон, недавний случайный знакомый
позвонил, просто так, спросить как дела. "Вот, собаку новую домой ташу"-похвасталась.

Он ужаснулся: Подумай, зачем тебе две собаки, ты одна, работаешь целый день, дети поразьехались, за собакой ухаживать надо, тебе теперь ни уехать никуда нельзя, ни оставить их - не делай глупости!" Он все правильно говорит, а мне смешно. Ну как он не понимает, я его уже взяла, этого щенка, это любовь с первого взгляда, с этим не спорят, это - послано!

А потом уже оказалось, что Лисочка моя рыженькая больна чумкой, и так она ужасно болела! Мы с сыном повезли ее к ветеринару, а тот сказал — усыпить, но мы не дали , не смогли. Чтобы Люлечку мою не заразить, отвезли щеночка в клинику, и ездили с этим знакомым, Володей, ее проведывать, а потом забирать, а потом выкармливать, на дачу к нему вывозить, витаминами пичкать, стричь, изжеванную и обписанную мою мебель на помойку ташить, новую покупать, Лисочку в походы водить, чтобы лапки укреплять, а то у нее тик после чумки остался...
Володя ей по вечерам массаж лапок делает, и игрушки покупает, и на ручках ее носит когда она устает, и куриные горлышки на кусочки режет, чтобы не подавилась, и в походы её водит, чтобы ей не скучно было.
У них с этой собачкой - любовь.
И я тоже с ними хожу, а Люлечку за спиной в рюкзаке несу.У нас с Володей тоже любовь. Мы с ним в прошлом году поженились.

 </lj-cut>

Tags: собачко-related
Subscribe

  • Пианино /Upright

    Пианино, австралийский сериал. Жанровая его принадлежность, если верить КиноПоиску - комедия. Ничего комедийного я там не нашла, похоже, у меня…

  • Ох, до чего же хороши эти Иерусалимские байки!

    Перечитываю " Кошки в Иерусалиме" Дины Рубиной и думаю, нy зачем я порчу зрение всеми дурацкими романами- страстями- психологиями. Иерусалим, что…

  • Айрис Мердок. Море, море

    Любовь, ревность, обсессия, - и все это по нарастающей. И море, излечивающее и убивающее.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments