ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Category:

Зимняя мода


Ну вот и наступила официальная зима. Холода пришли раньше, с опережением календаря, и погода побаловала нас немного дождями, но через недельку небесный кран перекрыли, и стало сухо, ясно и холодно.
Да не заплюют меня гневно эскимосы и разные прочие шведы, холодно в Израиле – это плюс 13 -16 ºС, но для нас, генетических потомков жителей пустыни, это собачачий холод.
Жизнь в нашем городке, и до этого–то не бъющая ключем, замерла почти до абсолютного нуля, народ попрятался по кондиционированным помещениям до оттепели, пешеходцев на улицах меньше, чем в городе светофоров.
В пустых от покупателей магазинах суровыми рядами выстроились женские сапоги до колен, чтобы снег не насыпался.
Флисовые куртки и толстой вязки жакеты и свитера заполонили одежные полки.
Мои собаки, потеряв стыд и совесть, каждый вечер направляются спать на кровать в Ленькину комнату и даже уже не притворяются, что заглянули туда на минутку по делу.
Мой нежно любимый всежепосаженный ананас скончался от холода.
Железный мужик Вофка пару дней бродил по дому ссутулившись и сунув замерзшие ладошки подмышки, как Ленин в жилетке, но скоро сломался и включил отопление.
А я – я ликую! Это моя самая любимая погода – и самая любимая одежда. В Израиле таких холодов – недели три от силы, а тёплой одежки у меня припасено –на года.
Три пары теплых сапог, унты с мехом, две меховые дубленки, несчётное количество разноцелевых курток-курточек и куртяшек; весь гардероб забит тепленькими пушистенькими свитерками, пуловерами и жакетиками. Всё это барахло безумно мешает и раздражает круглый год при сорокоградусной жаре, не верится, что это может вообще когда-то понадобиться, но все же дарит надежду, что наступит, наступит когда-нибудь в этом аду зима. И вот она – зима!
Можно по пять раз одеваться и переодеваться перед работой, мерять и комбинировать то с этим и вот это с тем, повязывать так и сяк шарфики и косыночки на шею, примерять драгоценности – в жару к шортам и футболочкам они как-то не идут. Теперь каждый день, разнаряженная в пух и прах ,многослойно одетая и страшно собой довольная, я еду на работу и поглядываю снисходительно на синих от холода прохожих в маечках. Израильтяне не умеют одеваться. Максимум они замотают шею шарфом или натянут капюшон до носа.
Нет плохой погоды, – говорю я назидательно, - есть плохая одежда.
Раздеваться я начинаю уже в машине. Днем жарко, верхние два-три слоя слетают с меня постепенно, на стуле возле рабочего места растет и растет гора моей теплой одежды, и я даже виртуозно овладела техникой снимание блузки из-под свитера не покидая рабочего места, что является сложной топологической задачей.
К вечеру становется все прохладнее, и гора наваленной на стуле одежды постепенно тает, перекочевывая в обратном порядке со стула на меня. Вечером, вновь одетая как капуста, я еду домой и радуюсь, как мне тепло и уютно. Здравствуй, зима.

Вчера приехали к нам в гости два чудика – семейная пара из Англии, супруг - бывший израильтянин. Это он убедил свою доверчивую слабую половину взять с собой два купальника , шлёпанцы и кучу футболочек. Дама сидела у нас, завернутая в одеяло, пила водку для сугреву и уверяла, что никогда в жизни ещё так не мерзла. Я подарила ей свое пальто, оно мне всё равно малость коротковато. Следующую ночь отважная дама собирается провести в Иерусалиме, стоять всенощную в Храме Спасителя ( если я что-то не перепутала). Я не думаю, что моё пальто её спасёт, там нужно чудо. Ещё я думаю, что если она всё же выживет, то её супругу с его прогнозом жары в Израиле точно капец.
Мне его не жалко.Он выщипал нашу собаку. Собака живет у меня четырнадцать лет, и я всегда думала, что она кудрявая и кудлатая, как болоночка. А он вдруг как подскочит, да как начнет из неё шерсть драть, только треск стоит. Пока я в ужасе вокруг бегала, причитала и лапками махала, ощипал он мою собаку как курицу. Оказалась, что она – гладкошерстная, и раза в два тоньше, чем я предполагала. Отряхнулась, переступила лапками через шерстяной сугроб в середине моего почти чистого когда-то салона, и грациозно улеглась на диване, лапки скрестила – ну просто дама с новой модной стрижкой, готовая принимать комплименты.
Я очень удивилась. Решила, что терять мне нечего, грязнее уже не будет, и уцепила большую черную и лохматую, как гимилайский медведь Лиску, тоже ощипывать.
Лиска быстро укусила меня два раза за правую руку и оторвала пол рукава на левой –в общем, в ощип не далась.
Таким образом я поняла, что ощипывать с легкостью можно маленьких добрых собачек –и нельзя больший кусачих зараз. Впрочем, с людьми абсолютно то же самое.
На этом мой пост о зимней одежде для людей и собак заканчиваю. Напоследок – фото Люлечки в свитерках и зимнем пальто и Лиски в шубе.
PS В жизни они не такие уроды, честное слово!














Tags: собачко-related
Subscribe

  • Улиточкина прогулка.

    Улиточка живет в своей маленькой квартирке- скорлупке c малюсеньким садиком на окраине малюсенького города. Улиточка любит свой домик, свой садик и…

  • Тaк получилось. 3

    Гиль молчал. Не так, как молчат, когда не хотят отвечать, и не так, как молчат дети, когда стесняются: опускают голову, отводят глаза,…

  • Тaк получилось. 2

    Сoлнце поднялось, стало уже припекать спину. Надо бы перевернуться, чтобы не сгореть, вяло подумала Оля, но не пошевелилась. Ее одолела блаженная…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Улиточкина прогулка.

    Улиточка живет в своей маленькой квартирке- скорлупке c малюсеньким садиком на окраине малюсенького города. Улиточка любит свой домик, свой садик и…

  • Тaк получилось. 3

    Гиль молчал. Не так, как молчат, когда не хотят отвечать, и не так, как молчат дети, когда стесняются: опускают голову, отводят глаза,…

  • Тaк получилось. 2

    Сoлнце поднялось, стало уже припекать спину. Надо бы перевернуться, чтобы не сгореть, вяло подумала Оля, но не пошевелилась. Ее одолела блаженная…