ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Время умирания прищепок

У времени есть свои законы, Законы эти не абсолютны, а индивидуальны для каждого человека. Для кого- то время идет векторно, прямо, как световои лучик, от детства в юность, от зрелости к старости, и не цепляется, не буксует, не запутывается по дороге.
Для кого-то время - спираль, каждый виток шире и размашистеи предыдущего, эдакая пружина, раскручивающая судьбы вразнос
Есть люди, что идут по годам, как муравеи по листу Мебиуса. Как не беги, придешь все к тому же.

  Я- такои вот муравеи, С неумолимои периодичностью все повторяется в моей судьбе с различимыми  внешне, но неизменными по сути событиями.
В зависимости от скорость бега я  возвращаюсь на тот же виток листа раньше или позже,  разница измеряется годами и расстояниями внешне, но неизменный полoсатый столбик - веху на моем пути, окончание витка, я узнаю всегда. Эта веха - время умирания прищепок.

Нет, это не иносказание. Прищепки - это не зацепки за судьбу, не привязанность к людям или месту, не связь с прошлым, ничего метафорического. Прищепки - это просто прищепки, маленькие пластмассовые цеплялки для сушки белья.
Со смертью маленьких пластмассовых прищепок начинается и заканчивается для  меня каждый новый виток моей смотанной шерстяным клубкoм жизни.
Происходит это так.
Сначала я достаю из ящиков стола  папки и конверты с исписанными моим неразборчивым бегущим  почерком листами, обрывками, открытками, рисунками  и прочей мукулатурои. Высыпаю все это на ковер, сама плюхаюсь на пол рядом , перечитываю отрывочные строчки, нечаянные стихи, записочки по случаю и без, вспоминаю,  рыдаю и рву прочитанное на мелкие кусочки - сжигать было бы уж слишком мелодраматично.Это я себя наказываю.

Действо второе - наполняю теплой водой ванну , выливаю  туда  гель, горячего молока и  меду. Свечи, музыка, фрукты – гламурненько. Это я себя награждаю за действие первое.
Свечи, правда, очень быстро приходится задувать – ванна  маленькая, сразу становится очень жарко и дымно.

Третье - валяюсь на диване , завернутая в мокрый баннный халат,  очень не люблю вытираться,  и пишу на разлинованном листе бумаге свои датзибао: что я обещаю себе делать и не делать в своей новой жизни.
Очень часто эти самоинструкции взаимо исключают друг друга.
Например, на одном жизненном витке я разлиновываю себе картонный лист и разноцветной тушью записываю расписание жизни,  как когда-то  писала себе  расписание уроков на неделю. Воскреcенье и среда-  магазин, четверг - глажка, понедельник и среда - готовка и уборка, -  это расписание для Любки -домохозяйки. Туда же входят и инструкции по воспитанию детей, занятия по повышению их культурного и образовательного уровня, каждый день читать им по главе из энциклопедии, научно -популярные журналы и книги, учебник забавнои математики.
 Если уборка - глажка - мытье полов еще могли продержаться какое-то время, то воспитательние планы проваливались незамедлительно и с треском по причине категорического отказа детей в них участвовать. Пару месяцев  на моем прикроватном столике еще пылились эти словари  и учебники,  я даже сама их иногда с отвращением читала, потом все это убиралось в шкаф до очередного моего заскока.
Иногда мое расписание выглядело совершенно иначе. Начитавшись в интернете подборочек типа "как деффочки развлекаются",  "красотулечка" и популярных пособий  "как стать стервои" и проч. - я составляла себе жизненный план такого рода: бaссейн и сауна , массаж, аэробика, маникюр- педикюр, парикмахер, косметолог. Мой новый образ жизни  прерывался обычно  после однократного посещения косметички и ультимативнои смены прически. Вместо косм до плеч появлялись разноцветные торчащие во все стороны перья и последующие страдания  по укладыванию этих перьев . Однажды семилетний сын моей знакомой с восторгом воскликнул, глядя на мой свежий фен : " Как же мне нравится, как у тебя волосы растут - перпендикулярно к голове!". Такои вот образованный мальчик.

Бывали у меня и  расписания самодрессировки: учебник испанского, учебник портретнои живописи, горка гитарных нот. Нa гитаре на черном грифе протерта добела краска, но увы - играть я научилась лишь  пару тягoмотных пьес , и то только по нотам. Как впрочем нe научилась  и рисовать, и парле еспаньол.

Без расписаний и самодрессировки случались мучительние книжные запои - читала ночами, все подряд, быстро и без разбора, заканчивала одну книгу и тут же хваталась за слудующую, глаза красные и слезятся, на работе - как ходячее привидение, дом запущен,  в холодильнике – горбатый сыр,  яйца и окаменевших батон хлеба, дети  питаются пиццей и кока- колой, а у меня в голове одна страшная мысль:  как жить, когда последняя книжка кончится.
Выходы из запоя -зачита  -это  тяжелый стыд и  растерянность  Самосуд после «зачитов»  самый жестокий:   от жизни прячешься, читаешь о чужой жизни и любви, потому что на свою не способна.
Луплю себя с размаху фактами, получается пребольно, и вот ночью, на негнущихся ногах и с ноющей от чтения в постели шеей я трушу по задворкам, выгуливаю себя и засидевшихся дома обленившихся собак, неловко размахиваю на ходу руками ,  дрыгаю ногами, вроде как зарядка. Больше всего на свете боюсь встретить кого-то знакомого, разговаривать мне физически больно, почти невозможно.

Дня через два-три прихожу в себя и  развиваю кипучую деятельность – готовлю еду, драю квартиру; ванна и раковины сияют, плита лучится, занавески перестираны, окна вымыты, картинки на стенах десять раз перевешаны, поменяны местами и признаны уродами. И вот уже новый план в действии: меняю мебель в салоне, перестраиваю кухню и ванну, спальню перекрашиваю и декорирую фресками собственного изготовления и цветами.

 Но заканчивается бесславно и он, новый мой недолгий закидон, с кривыми арками, нарисованными на стене, с большими напольными цветочными горшками, покрытыми рисунками  не краше наскальнои живописи и сверху лаком, быстро облезающим безобразными лохмотьями.
В цветочных горшках упоенно роются собаки, выбрасывают землю на ковер,  и после очередной обреченной попытки  спасти  вырытые из земли растения я сдаюсь - горшки отправляются во двор. Живописные  настенные арки и колонны закрашиваются неброскои бежевои красочкой. Погрызанный и  помеченный по углам  дизайнерский  диван стыдливо прикрывается покрывалом - и я снова мечтаю быть нормальной. 

Вот на этом -то этапе и заводится новый мужчина и покупаются новые прищепки.
 
Прищепки -это символ обыденности, нормальности, устроенного быта, счастливой рутины. Женщины  извечным  округлым движением стряхивают, расправляя, белоснежное выстиранное бельё,  и вешают на веревку, ловко закрепляя прищепками. Вот они, веселые, разноцветные прищепочки, пестреют на ароматном влажном белье, колышутся ветерком, качаются на веревке – аттрибут мира и  уюта.
Как много фильмов, где  эти нехитрые бытовые устроиства выбирают  для кульминационнои сцены: она, прекрасная и женственная, вешает белье, он, юный и влюбленный, подбегает, заключает ее в пылкие обьятья и кружит,  а придерживаемые прищепками белоснежные простыни вокруг них  свежи и чисты как облака.

Новые прищепки – новая жизнь. На  этот раз – правильная, без укора и самоедства. С настоящим любящим мужчинои, которым можно гордиться и которого можно обожать, для которого я буду стирать простыни и носки , готовить обеды и кропать стихи, вить гнёздышко, исступленно выбирая  банные полотенца под цвет керамики , занавески , сорочки и элегантные  щётки для унитаза.
 
Это работает какое –то время. Потом мужчине стихи становятся не нужны, и вообще страстей и высоких  слов типа любовь и вечность мужчина немного стесняется, как дурного тона, и старается не произносить.  Цвет банных полотенец его волнует ещё меньше, чем цвет моих волос , горечь моих обид вызывает у него разве что изжогу, а мои  карликовые проблемы  -  страшную зевоту. Живем вместе и живем, все нормально.  Иногда на вопросы типа “ подарить тебе то-то или то-то “он отвечает отрицательно, а иногда утвердительно, как на вопрос “ что ты будешь на ужин» – но никогда не задает этот вопрос сам.
Иногда он приглашает меня вместе посмотреть в интернете боевик – а чаще смотрит его один весь вечер после работы,  я же всё равно такие фильмы не люблю.
Иногда мы обменяемся парой  фраз " как было на работе –нормально",  -  но чаще просто молчим.
Иногда вместе выходим погулять с  собаками вечерами, молча,но обычно он сам с ними гуляет.
Иногда я знаю, зачем мне этот равнодушный суровый человек в жизни – а иногда не могу ответить себе на этот вопрос, и начинают мне сниться старые сны с бесконечными ступеньками в никуда, и машиной, которая не поворачивает и не останавливается. И днём  я вдруг замираю в пустым сухим взглядом в никуда, и натыкаюсь на все углы, и забываю, куда и зачем я шла, и моя улыбка пугает людей.
И очередной виток в моей жизни заканчивается, просто, буднично и неотвратимо. Я выхожу однажды  на балкон вешать белье, а прищепки одна за другои, щелкая, начинают разваливаться у меня в руках, далеко отстреливая полинявшие ушки, и мне кажется, что и во мне уже скопилось столько гнева и напряжения, что  тронь меня – и я так же разлечусь на куски.  В детстве я очень любила играть с таким цветком – недотрогои,  на нeм вызревает стручок-лодочка. Только тронь– взрывается эта лодочка под пальцем, отбрасывает далеко коричневие круглые зернышки, а лодочка сворачивается спиралькои. Я тоже созрела – хватить, пора отстреливаться – катапулироваться, пора жить, а не лежать после работы, накрывшись с головой пледом, прислушиваться к звукам потасовки из телевизора и мечтать, чтобы скорее закончился вечер – неделя – жизнь. Я – в конце Мебиусного витка. Пришло время умирания прищепок.
Мне пора расправлять крылышки, пора на новый круг. И снова, снова будут бессонные ночи, бредовые планы– убежать , уехать , спрятатся, устроится ночным сторожем или нянькои с проживанием у  больнои старухи, снять комнату в деревне, отсидеться какое-то  время, успокоиться, ничего не хотеть, просто выживать,зализывать раны. Лечить и выхаживать себя, как из тяжелой болезни. Снова вылезать мучительно из корявого кокона гусеницы, и  рождаться бабочкои, беззаботной, смешливой и влюбчивой, снова писать кому-то стихи, и таять, прижавшись изо всеи силы лицом, грудью, животом, всем телом к его груди, прижаться и отдавать , отдавать  ему всю себя – и брать всего его,  а вопрос,  существует ли душа, просто бессмысленен, потому что душа – вот она, здесь, на этой границе тел, в этой  силе притяжения.
И нет никакой патетики  в слове “ любовь “ –ведь любовь и есть  это вот действие самоотдавания-получания, само-отверженности в обмен на его самоотверженность, ради которого-то и стоит жить.
Не взаимной любви  не должно быть, односторонняя любовь – это инвалид, от неё нет радости, ее нужно выбросить вместе со старыми прищепками.  

Умирают прищепки – так грустно. Грядет черная полоса отчаяния, холода и  одиночества,  Палачом придёт неожиданное, подбрасывающее тебя среди ночи из постели чувство бесконечнои утраты, столь  острое, что надо кричать, заглушая себя подушкой, иноче сердце разорвется. Но я уже не первый адов круг прохожу, я уже старый муравей на листе. Я знаю, что будет больно, и как это будет больно, но я знаю, что уже не сломаюсь и не буду играться с бессмысленной мыслью убить себя, и не буду мечтать о невозможном и вечном, и не буду хвататься за прошлое, которого не вернуть да и не надо.  Это как роды: это  больно, страшно , но это надо пройти,  без этого не родить ребёнка, не выносить новое счастье.  
 
Так что я  просто выплачусь как следует, умоюсь холоднои водой, вздохну на своё отражение в зеркале и пойду покупать себе новые прищепки.

Tags: былое и думы
Subscribe

  • Еще про Петю

    (начало в ф/б в конце апреля, кажись) Доложу вам с глубоким вздохом, друзья мои, что путь воспитания вороны долог и тернист. Я как то не так себе…

  • (no subject)

    Выкопала на балконе из цветочных ящиков виноград и еще какой-то полудохлый ползучий плющ, поменяла землю, посадила красненькие цветочки. На…

  • Вообще-то я нормальная.

    Просыпаюсь-то я относительно рано, часов в семь, иногда даже раньше. Проблема не проснуться, проблема - встать. Даже пoдумать о таком кощунственно -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments