erunduchok

Categories:

Про одну чужую жизнь, 5

Он звонил ей несколько раз, она не брала трубку, потом взяла, не дожидаясь его оправданий сказалa: "Hе хочу тебя больше видеть и слышать, уйди из моей жизни, у меня есть другой".

Заблокировала его номер.

Прошло пару месяцев, ужасных, правду сказать, месяцев, она то храбрилась, то плакала, то писала какие-то письма, которые никогда ему не отправила. Чувствовала себя совершенно разбитой и больной и стала подозревать неладное.
Месячные у нее в последние месяцы шли как-то не регулярно, то мажет кровью понемножку, по перестанет.  В принципе, это нормально, ее темп жизни изменился, рацион изменился, появилось много секса , a потом секс исчез вообще, и стресс конечно дает о себе знать. 

Да  и раньше изредка случались сбои.


Похудела резко.

Думала сперва, что на нервной почве разыгрался детский  холецистит, болел бок, болела спина, слабость, рвота.

Потом купила три набора проверки на беременность, разных фирм  для верности.

Все три показали одинаковый результат.


Боже, какая она идиотка!

Это все случилось тогда, в самый первый раз!

Почему она не позаботилась тогда взять таблетку наутро, почему она решила, что в ее жизни все станет вдруг легко и хорошо, если легко и хорошо не было почти никогда?


Нужно избавиться от этого ребенка, время еще есть, беременность 19 недель.
Аборт обычно делают на сроке до 12 недель, но в особых случаях разрешают и после 24 недель, ведь должны же пойти ей навстречу, ей бы Диночку вырастить, больше она не потянет.

Oна выяснила, как проходят эту процедуру: сперва нужно пройти комиссию, где врачи выслушают ее мотивацию, проверят состояние ее здоровье и дадут направление на аборт.

С комиссией она не видела проблем: мать одиночка, один ребенок уже есть, своего жилья нет, помощи нет, должны разрешить без проблем.

Проблема в другом:  на комиссию почему -то нужно было явиться с потенциальным отцом, и тот должен подтвердить, что дает разрешение на аборт.

Это казалось ей странным - что, мало, девиц, которые сами не знают, от кого залетели, и не могут привести биологического отца?

Удивилась - и ужаснулась своей ситуации, это же она такая девица, которой некого привести на комиссию, она совершенно одна!

Она поняла это как впервые и ужаснулась таким глубоким черным отчаянием, такой болью, что даже дышать не могла.

Она посидела, уронив голову на руки, стараясь восстановить дыхание, потом позвонила на работу сказать, что заболела. 

Потом позвонила маме и сказала, что у нее грипп и она пару-тройку дней к ним не придет, чтобы никого не заразить, пожалуйста не волнуйтесь и не звоните мне, я буду спать.
Выпила восемь снотворных таблеток, нет, не отравиться, просто скорее заснуть, чтобы не чувствовать эту черную боль, больше таблеток нельзя, иначе вырвет и всё, она же медсестра, знает.

Завернулась с головой в одеяло и  провалилась в сон.

Проснулась почти через сутки от страшной головной боли, как будто по ушам бьют молотком, через силу встала, побpeла в туалет, где ее вывернуло наизнанку на пол, до унитаза не добежала.

Убирать не было сил, просто закрыла дверь в туалет, вернулась в постель, а ритмичные удары в голове продолжались.

Она была такая сонная и слабая, что с трудом поняла, что кто-то ритмично бьет в ее дверь.

Снова встала, на непослушных ногах дошла до входной двери.
У нее не было сил подумать, кто бы это мог выламывать ей дверь и зачем, все ее мысли были направлены на то, чтобы не дать коленкам подогнуться, иначе она упадет.

Открыла дверь и упала прямо Мише в руки.

.

-Что с тобой, ты заболела? Почему ты не отвечала? Почему не открывала?

-Пошел вон, - сказала ему без особой даже злости и снова заснула на ходу.

Проснулась назавтра, слабая и какая-то пустая.

Во сне ей снился ее ребенок, как будто он уже большой, года четыре, это мальчик, но ходить сам он не умеет, она несет его на руках по мелководью, ей очень тяжело, очень болит спина, но она не может его отпустить, просто идет и идет по тяжелой воде до горизонта и несет свой груз.

-Вот, попей воды, ты уже давно не пила, - послышался Мишин голос,- так и до обезвоживания недолго, тебя все время рвет.

Аля открыла глаза. Миша сидел рядом с ее кроватью, протягивал ей стакан с водой, мокрым полотенцем умело обтер ей губы.

- Давно ты здесь? Сколько времени?

- Лучше спроси, какое число, ты сутки спишь, я уж собирался скорую вызывать.

- Хорошо что не вызвал, мне уже лучше, ты можешь идти.

- И не мечтай.

Я тебе сейчас заварю крепкий чай, а потом ты немножко поешь, а когда окрепнешь, объяснишь,  когда ты собиралась мне про беременность рассказать.

- Давай чай, у меня глаза не открываются.

Она с трудом разлепила опухшие глаза, огляделась. Дома чисто, рвотой не пахнет, наверное он все убрал.

На столе какая-то папка с документами, ее обписанные тесты с двумя полосками, она же выбросила их в ведро в туалете,  зачем он их притащил.

Глотнула чаю, Миша тут же подсунул ей под нос соленый сухарик, ну ка, попробуй его съесть.

Вроде получилось.

- Давно ты yзнал? - спросила его глухо.

- Я и не знал, я только здесь понял.

- А пришел тогда зачем?

- Как зачем? Соскучился, люблю тебя, вот и пришел.

Принес тебе показать документы, мы подали на развод, просто это не так быстро все делается.

- Я не просила тебя.

- Просила, не просила, какая разница. Хочу быть с тобой. Tы дочке не хочешь приводить женатого мужика, все понятно, придется мне на тебе жениться теперь.

-Я не просила тебя.

- Что ты заладила? Ты хоть слышала, что я тебе сказал? Что люблю, что хочу жениться, отреагируй адекватно, улыбнись хотя бы, скажи : и я тоже тебя люблю или что там полагается говорить.

- Мне на комиссию надо. Послезавтра. Пойдешь со мной?

- Какую комиссию?

- На аборт. Биологический отец должен дать согласие.

Миша осел на стул, почти физически слышно было, как у него в голове шевелятся извилины.

-Зачем аборт? - выдохнул наконец.  Не дам я никакого согласия. Ты что, не слышала: я развожусь, мы скоро поженимся, и ты мне родишь, кого захочешь.

-Вот придурок, - сказала Аля, ненавижу тебя , - и снова заснула.

Ей снился ее мальчик, тяжелый малыш с круглыми глазками, она прижимала его к груди, несла его по воде, а он вырывался, вырывался, бил ее в грудь кулачками.

Она остановилась, осторожно опустила его на тёмную мелкую, едва закрывающую ступни воду, и вдруг он исчез, просто погрузился в эту мелкую воду и растворился, ка будто его и не было вовсе.

- Проснись, проснись, - теребил ее Миша, обтирал полотенцем мокрое от слез лицо, - проснись, ты кричишь во сне.

Ну-ка, еще попей чаю и еще сухарик, ну, за маму, за папу, ну, кусочек, пожалуйста.



Они поженились тихо, не устраивали никакого празднования, просто съездили на один день на Кипр, расписались, а когда им поставили штампы о браке в Министерстве внутренних дел, поехали к ее родителям и все рассказали.

И вовремя, как она не пряталась, у нее уже начал заметно выступать живот.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.