erunduchok

Category:

Еще путевые заметки. О динозаврах

Я не очень-то люблю детей. Только некоторых. 

В основной своей массе дети не воспитаны, бесцеремонны, избалованы и страшно крикливы.

Заметив семью с детьми , я всегда спешу в другой вагон:  детки наверняка будут орать на весь поезд резкими хриплыми голосами, они просто не умеют говорить тихо; лазить в обуви по сидениям, непрерывно жевать кукурузные палочки и чипсы, рассыпая  иx в проходах,  и сводить всех с ума.

Вчера удрать мне было некуда - кончаются каникулы, оручие хрипастые дети повсюду.

Нa сиденье напротив меня, взглядом спросив разрешение, усаживаются отец с шестилетним сыном. В том, что это отец и сын, сомнений никаких, редко можно встретить в людях такое несомненное сходство, просто copy-paste.

Вот толЬко отец некрасив: высокий, угловатый, краснолицый, с глубоко запавшими бесцветными глазами и носом -клювиком. Одет в мятые шорты и потную футболку, жара на улице, на голове  гнездо из спутанных рыжеватых волос.

И мальчонка - как будто сошел с картинки: тоненький, беленький, прозрачный какой-то , удивительно нежный и чистый, как ангелочек. Огромные распахнутые светло серые глазищи на пол лица, от пушистых ресниц голубые тени на  щекax. 

Но при этом - вылитый папа, увы, видно, что с ним сотворит время.

Папа достает носовой платок, вытирает чистый лобик ребенка, видно, давно на жаре ждали поезда, еле слышно что-то емy говорит. Малыш отвечает - тоже тихонечко, деликатно, чтобы никого вокруг не беспокоить.

Разговаривают по английски, очень по взрослому, вернее, обмениваются репликами : рассматривают башни Азриеля через окно вагона, обсуждают проехавший товарный поезд, высчитывают,через сколько минут будет следующая остановка Савидор, если пролет занимает шесть минут, а сейчас на часах 15: 59.

Мaльчик  такой ужасно милый, воспитанный, умненький, меня просто разбирает с ним пообщаться.

Вообще-то я терпеть не могу теток, которые пристают с глупыми разговорами к чужим детям, сама в детстве ненавидела, когда ко мне припиявливалась c громогласным сюсюканьем какая-нибудь чумовая тетка:'' Ой, а почему у тебя глазки черненькие: не умывалась?''  И тащится от собственного остроумия. Сестре доставалось еще больше: она была в детстве кудрявая, как Пушкин, и прохожие считали себя вправе беспардонно трепать ее по головке своими немытыми руками, как пуделя.

В общем, я еще с детства пообещала себе никогда не приставать к чужим детям, когда вырасту,  - но этот мальчик меня просто обворожил.

Он смотрел в окно своими глазaми-озерами, теребя на груди футболку , вышитую зелеными пайетками. и меня прорвало.

Я поймала его взгляд и указала на футболку : это у тебя динозавр или крокодил?

Это я, - сияет на меня глазами мальчонка.

Ну уж нет, - возражаю, этот страшный и зеленый, а ты вон какой хорошенький.

Это динозавр, - объясняет мальчик, - говорит очень тихо, деликатно и доверительно, - но он зубастый, как я.

Точно, динозавр, - соглашаюсь, -Ты его встречал когда-то ? Ты его не боишься?

Я его .. тут у мальчика кончается запас ивритских слов и он переходит на пантомиму: два резких удара с правой, хук с левой и завершающий апперкот, это он показывает мне, что он сделает со страшным динозавром.

Он такой нежный , тоненький , этoт мальчик, мы с его папой с умилением смотрим на его бокс.

Я в притворном шоке : Что, ты разгромил музей естествознания?

Тогда расскажи, какие они, динозавры : у них шерсть или чешуйки? Они больше, чем слон?

Малыш глубоко задумывается, потом шепчет: у них волосы.

Он ни капли не врет, просто в его детском мире правда еще не имеет времени прошедшего , настоящего или будущего.

В его мире у динозавров есть волосы и он их быстренько победит, когда встретит. Этого пока еще не случилось, но от этого не перестает быть правдой. 


Я очень хорошо помню этот детский мир правды, которая может быть во всем.

Помню такую сцену: мы с мамой  идем  домой и встречаем мамину приятельницу, с коей мама, по папиному выражению, надолго '' зацепилась языком'', тем временем я, пятилетняя, маюсь со скуки, верчусь у них пoд ногами и рассматриваю улицу, вдоль которои выстроились высотные дома.

Я умею строить из кубиков и из песка, но как построить такие высоченные дома, как дотянуться? Я пока не знаю, но я точно знаю, что когда я вырасту, я научусь это делать, кто-то же эти дома построил, и я смогу, — и меня так радует это открытие, что я влезаю в разговор взрослых с сенсационным сообщением: вы видите эти высоченные дома? Это я их построила!

Это истинная правда, просто пока еще не осуществленная.

 Я не вру и не хвастаюсь, у меня просто еще нет в сознании будущего времени, я еще не могу объяснить того, что я только что выяснила для себя, и я обязательно хочу этим открытием со всеми поделиться, что когда человек вырастет, он все сможет!

Меня не поняли тогда, обсмеяли, и годами потом мама рассказывала гостям, какая я ужасная врушка и хвастунья.

Я тогда решила, что всегда буду верить свои детям. Как показала жизнь, зря я это делала, никто так виртуозно не прогуливал школу, как мои ангелочки.


Станция Университет. Здесь мальчику с папой нужно выходить, они наверняка едут кататься на аттракционах в парк Аяркон.

Мальчику явно хочется еще поговорить о динозаврах, но он стесняется.

До свидания, - говорю ему,-  если встретишь в парке волосатого зеленого динозавра чуть поменьше слона, сфотографируй его для меня, ладно?

Мaльчик серьезно кивает: Oбещаю, - и протягивает мне прозрачную крошечную ладошку. Я беру ее кончиками пальцев, серьезно пожимаю,- мы скрепили договор.

Мне тоже здесь выходить на пересaдку, я иду по платформе чуть впереди них и слышу, как малыш говорит папе - ты мне поможешь сфотографировать? 

И папа  обещает: конечно, если встретим, сразу сфотографируем, all right.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.