ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Categories:

Хава

Хава умерла на рассвете в четверг 14 мая. Хава, Хавале, для мамы – Ева, для детей - mamãe,для друзей – Хави. Я бы хотела написать, что Хава была моей подругой, но к сожалению это не совсем правда.Так уж случилось, что в моей жизни я встречала нескольких чудесных женщин, которые были мне очень интересны и близки духовно – но жизнь растаскивала нас в стороны, дружить близко не получалось. Вот так было и с Хавой. Познакомились мы, когда её пригласили в качестве технического консультанта на мой проект. Я страшно волновалась тогда, слово консультант напоминало мне почему-то больницу, постановку диагноза, в голове стояла картинка : высокая строгая женщина в элегантном костюме сурово объявляет мне, что проект обречён. Впервые увидев Хаву : маленькая скромная фигурка, мальчишеская стрижка, тихий мелодичный голос с заметным латинским акцентом, я одновременно и обрадовалась, и чуть разочаровалась –и это мой страшный консультант? Мы проработали работали вместе 3 сезона, готовились к приёмке проекта . Обе вкладывали кучу сил, времени, нервов в эту работу, были дни когда все шло гладко и росли крылышки за спиной, были – когда работа упиралась и руки опускались и хотелось всё бросить, и я юы и бросила, не будь рядои Хавы; бывало, что сидели над проектом до ночи. Но даже при самой напряженной совместной работе всегда есть время перекинуться словечком, приоткрыться, поговорить о личном, да и телефонные разговоры друг друга невозможно не слышать. Как-то я сердито разговаривала по телефону с сыном, на Хавин вопросительный взгляд пожаловалась: сына бросил учебу, совсем не хочем учиться , «ищет себя», а без образования нет и не будет у него будущего, - но Хава меня не поддержала. Не хочет – не надо, ведь главное же чтобы он был счастлив, правда? Мне это показалось тогда просто книжной такой фразой, сказанной для утешения. Сама-то Хава получила прекрасное образование, мама её- профессор химии, муж – доктор наук. Уж кто-кто, а уж Хава-то должна быть на моей стороне. Я удивилась, узнав, что её слова сказаны совершенно серьёзно, – эта милая серьёзность очень её характеризует, я потом научилась это понимать.Она никогда ни на чем категорически не настаивала, скорее рекомендовала, хотя и рекомендовала не то слово. Просто если она с чем -то не соглашалась, она тихо и просто говорила говорила своё мнение : «Это неправильно, должно быть так –то и так -то» – а вы уже делайте по своему усмотрению, я только консультант. Её нельзя было уговорить, уболтать или переубедить – она знала , как нужно, но принятие решения оставляла другим. И на работе, и в жизни. Я знала, что у Хавы большая дружная семья – с какой нежностью она говорила по телефону со взрослыми уже дочерьми и сыном,с мужем, такое не сыграешь. В этой атмосфере теплого взаимного обожания не было ни капли давления – я мать, делай как я сказала, поступай по-моему, это правильно. А было там – делай как тебе лучше, как ты считаешь нужным, приезжай когда тебе удобней. Дети её не захотели пойти по стопам родителей. Одна дочь стала стюардессой, вторая решила заниматься с дефективными детьми, сын профессионально увлёкся дельтапланеризмом. Своим детям я бы этого никогда не посоветовала, но то - я, бульдозер без пульта управления. Хава давала только любовь и поддержку, во всем, что бы дети не задумали: эта их жизнь, им выбирать. Для меня эта фраза не нова, но всерьёз как руководство к действию я её никогда не воспринимала. Да, это их жизнь, и жаль, если они меня не послушают, не станут учиться, упустят время и эту жизнь испортят. Я возражаю горячо, привожу примеры, доказываю. Хава молча улыбается. Она рекомендует, но не настаивает, она своё сказала . Я пойму гораздо позже, что она опять была права. Есть два слова , которые Хава говорит всегда на португези, когда выражает свое отношение к людям или событиям. Люди у неё – все, даже наш упёртый чумазый Авшалом , скандалист Эли или Толик, нагло подделывающий результаты , вообще все люди – симпатико. Слово противовес – мерде. Сорвался опыт, кривая графика ушла непонятно куда, порвалась в самое неподходяшее время термопара - мерде! Но никогда не люди, которые неправильно подсоединили провода или левой ногой сварили термопары. Люди хороши всегда. Все без исключения. За такое отношение все окружающие платят благоговейной даже какой-то любовью – самые вредные рабочие по просьбе Хавы без жалоб остаются работать допоздна, переделывать эксперимент, в свое личное время настраивают и перенастраивают печи, чтобы получилось как надо, – чего не соглашались делать ни за какие сверхурочные, уговоры и требования начальства. Как у неё это получается? Как её мягкий глуховатый голос слышен посредине грохота цеха, шипения горячего металла, жаркого спора на высоких тонах? Говорит она очень медленно, подыскивая правильные слова, терпеливо объясняет ещё и ещё раз. Бывает, что и не знает решения проблемы. Она – не гуру, не высшая инстанция. Думаем, сомневаемся, выискиваем ответы, всегда есть место другому мнению или решению. Изредка, когда мы засиживались на работе совсем уж допоздна, я спохватывались – ой, я же в магазин не успела, дома ни хлеба ни сыра! Ой, я пропустила развозку – и мы ехали сначала в круглосуточный магазин , обстоятельно рассматривали продукты по скидкам. Если что-то было два за одну цену – чай, кофе, вафли – то брали напополам. Вообще Хава была очень экономная. Я ругала как-то наш заводской кафетерий, не кофе, а бурда. На следующий день Хава принесла на работу здоровенную банку дорогого кофе и пакет молока. Зачем тратить деньги на дряной кофе, когда можно пить хороший? Кстати, сама она кофе не пьёт вообще. Через год, за пару месяцев перед проверкой её опять пригласили помочь, и первое, что Хава сделала, заходя в мой кабинет – выгрузила из своей огромной, видавшей виды сумки очередную банку кофе и молоко! Детский синтетический свитерок на её тонких прямых плечах болтался как на вешалке, давно растянулся и свалялся катышками. Такие свитера носили в моем детстве, на лыжах. Жуткий свитер, – брякаю я правду –матку. Правда? – удивляется Хава без тени обиды.- Да, пожалуй замахрился немного, я и не заметила, он такой удобный! Я вообще люблю старые вещи, у них есть душа. Ты не поверишь, этой моей юбке – 18 лет, я помню, как я её покупала! Юбка чистая, но я охотно верю в её возраст. Не обращать внимания на одежду , не замечать косметику, новую прическу – но заметить мою тревогу, круги под глазами, недосып, плохое настроение - в этом вся Хава. Один раз только она меня удивила. Похвалила мои уродливые наотовские босоножки: какие удобные, правда? Ну да, очень удобные, закрытые, устойчивые, хоть и страшнющие, я их только на завод ношу вместо рабочей обуви. -И мне нужны удобные, – вздыхает Хава, - у меня остеопороз! Мне становятся понятны её худенькие плечи, тонкие детские запястья, болтающееся на пальце единственное обручальное колечко, птичья хрупкость фигурки. Остеопороз, надо же. Мы ведь почти ровесницы – а Ромка из контроля спросил меня , что это за старушка со мной ходит. Она не старушка!! Мы едем вместе за босоножками, я соблазняюсь ещё кучей кофточек по дороге, Хава покупает только то, что собиралась, в сторону барахла даже не глядит, ей неинтересно. Но все, что я понакупала, хвалит. Смотрит на меня тёмными своими тёплыми глазами – и я уже не чувствую себя толстой, неуклюжей, громоздкой, - всё, всё на мне сидит хорошо и всё мне идет. Но долго мы по каньону не прогуляли – ей ещё домой ехать, далеко и по вихлястой горной дороге. Как она, такая маленькая, не боится ездить в темноте там, между арабских деревень? Однажды она подвозила меня домой после работы, там резкий закрытый поворот с уклоном вниз, и мы едва не столкнулись нос в нос со встречной машиной, тот успел резко затормозить, а Хава вывернуть направо. Я наверное, здорово испугалась, и это было по мне видно, потому что Хава погладила меня по плечу, сказала ласково, как маленькой : но ведь ничего же не случилось, правда? Я затащила её тогда к нам домой, попить чайку и передохнуть перед долгой дорогой домой. Посидели, поболтали пол часика, потом она уехала, поздно уже, не нужно её задерживать. Мой муж, который редко дает себе труд вообще замечать моих подружек, сказал – хорошая какая женщина! Это – высшая оценка У Хавы мама, ей далеко за восемьдесят, больна раком уже очень много лет. Лечится особой диетой, все натуральное, не моделированное генетически, никаких орехов и химически высушенных сухофруктов, о пользе которых везде пишут, никаких молочных продуктов и зелёных чаёв, только чистая вода, природные растительные продукты и особое состояние духа, близкое к просветлению. Маму лечит не врач, а какой-то гуру, поддерживает в хорошем состоянии уже чуть ли не 40 лет, а врачи давали ей от силы год жизни. Хава как то упомянула, что диета и гуру страшно дорогие. Я посмотрела на её черную большую сумку вроде рынчной кошёлки, в которой Хава таскала документы, сумка истерлась на углах до серого картона, сопоставила факты и решила, что у Хавы, несмотря на очень приличные гонорары и мужа , работающего в одной из самых престижных фирм страны, плоховато с деньгами. А тут как раз посыпались Хаве звонки на работу , поздравления с днём рождения, а я и не знала . Я улизнула в обед, поехала в сувенирный магазин, Хотела сначала подарить ей денежное дерево в горшочке в форме лягушки, всё увешанное асимончиками китайских копеечек – символ богатства. Но выглядело это очень уж кичи. Я выбирала и выбирала, измучила продавщицу , зато подарок получился красивый . Из строгой упаковки из прозрачного целлофана и рогожки- хрупкость и простота, никаких золотых бантиков и сердечек, - выглядывает маленькое деревце бонсай невероятой красоты : сильные корни, тонкие листья, стойкость, мужество и слабость одновременно. Похоже на Хаву Хаве подарок очень понравился. Я упомянула про денежное дерево. Мол, не лучше ли было его купить. -Да разве в деньгах счастье?! Деньги ничто, главное здоровье, – банально ответила Хава, и я-то уже знала, что она, как всегда, серьёзна, ничего не говорит просто так, для красного словца, а только то, что действительно думает. Наверное, она уже тогда что-то чувствовала. Я рассказала ей как-то при случае, размазывая слезы и сопли по щекам, трагедию двухгодичной давности, как погибла моя любимая собака, как она заболела, как пытались вылечить и уже вылечили почти, и как она прокусила мне руку от боли, и как я несла её хоронить, и как она снится мне ночами. Хава слушала очень внимательно, не отмахивалась, хотя кто ещё стал бы серьезно слушать историю болезни чужой собаки. Попросила показать фотографии. Потом сказала мягко, как просьбу : не нужно плакать по любимым, нужно вспоминать их живыми и счастливыми . Да, она точно уже что-то знала или подозревала Однажды, когда я позвонила в лабораторию насчет результатов образцов на разрыв, мне сказали мимоходом, что Хава серьёзно заболела. Мы практически не общались с ней между проверками, я крутилась на работе, как белка в колесе, Хава была нарасхват на нескольких фирмах одновременно, мы не виделись уже почти год. Я позвонила ей вечером, и Хава спокойно и обстоятельно, без тени истерики в голосе, рассказала, что врачи определили у неё лейкимию, острый лейкоз, но она подсчитала, что у неё есть неплохие шансы. Именно этими словами – неплохие шансы. Рассказала, что изучила массу литературы, что муж взял годичный отпуск на работе, ею занимаются лучшие специалисты, подыскивают донора костного мозга, намечен план лечения и нужно быть только спокойным и терпеливым. Мне было очень страшно, тот необъяснимый страх, который не дает смотреть на калек или больных детей и заставляет отводишь глаза. Именно так, отводя глаза, вернее закрывая уши, я слушала эти объяснения, не понимая подробностей, потом пробормотала пожелания удачи и скорейшего выздоровления и побыстрее закончила разговор. После этого я звонила крайне редко, на телефон отвечал чаще всего муж, все идёт по плану, Хава сейчас спит. Новости узнавала из кратких, очень спокойных и деловых отчетов- писем, которые сначала Хава, а потом её муж за подписью Хава-Боаз рассылали всем друзьям на электронную почту. Нашли донора. Хава в стерильной комнате после операции, её нельзя невещать. Хава вышла после химиотерапии, очень слаба, не нужно ей звонить, но можно посылать сообщения, когда сможет – ответит. Я записывала себе в ежедневник дни, когда можно её навестить в больнице – и не поехала. Боялась сидеть там, большой и здоровой, и мямлить что-то, не умея вести себя естественно. Я послала её несколько бодряческих смс- ок с наставлениями типа «не бойся, всё будет хорошо, прорвемся» – прекрасно понимая всю глупость таких сообщений. Хава очень умный человек и до мелочей разобралась, что происходит с её организмом, и почему не восстанавливаются кровяные тельца, она сама выбрала схему лечения и неукоснительно ей следовала, не пропуская не один этап и не отступая, она лечилась так же последовательно и серьёзно, как работала Пересадка прошла успешно, отторжения не произошло, но кровяные тельца продолжали гибнуть, организм боролся сам с собой. Никогда мы с ней не говорили , и в отчетах не писалось о подробностях этой тихой войны : о боли вторичной пересадки, о дикой дурноте и слабости после химиотерапии, об сеансах облучения, которые должны убить рак, но но убить больного. Отчеты были всё более лаконичны : с сожалением сообщаем, что план лечения номер один не удался, переходим к плану номер два. Однажды Хава позвонила мне сама. Я как раз уволилась тогда из фирмы и искала работу. Говорила со мной может быть чуть медленнее, но так же спокойно и лаконично, как обычно, предлагала позвонить по телефону, который мне продиктовала, заменить её в лаборатории, где она работала до болезни Значит, она в курсе моих дел, а также в курсе дел других, и переживает за недоделанную работу. Последний раз она позвонила мне перед очередной годичной проверкой нашего совместного проекта. Технических советов она больше не давала, спрашивала про людей : кто ещё работает, кто куда перешёл, как растет сын Авшалома, как устроился на новом месте вредный Толик, - ей всё было не безразлично.А позвонила она затем, чтобы сказать мне : Люба, не волнуйся из-за работы, вообще ничего не принимай близко к сердцу, всему радуйся . Люди ради таких банальностей не звонят, звонок меня несколько обескуражил. Но я отнесла его к послерадиационному состоянию. Последнее сообщение -отчет подписал только Боаз, муж Хавы. Хава скончалась под утро. Всё время болезни она была в полном сознании и ясно понимала происходящее. Вела себя с большим мужеством и спокойствием, каждую секунду своей жизни посвящала семье и друзьям, даря им свое тепло и любовь. Через несколько часов после первого пришло сообщение о месте и времени похорон. Мы договорились ехать вместе с Ирис. -Ты знаешь, недели три назад Хава мне звонила, - сказала мне Ирис.- Она беспокомлась о моих анализах! -А мне велела не волноваться из-за проверки, - сказала я, и мы хором заревели. Я никогда не была на таких похоронах, когда собралось так много людей и все пришли не из вежливости, а потому, что любили Хаву, и все плакали, и рассказывали о ней каждый свою историю, и в каждой истории Хава была похожа на ту Хаву, которую мы знали и любили. Младшая сестра Хавы рассказывала, как в детстве засыпала в её постели, потому что боялась темноты, а с Хавой она никогда ничего не боялась; соседи – как прятались во время бомбёжек Ливанской войны в её доме; дети из мошава – как она занималась с ними на добровольных началах; пара стариков – как приходила к ним каждую пятницу много лет подряд с кастрюлей супа и горячим судком с мясом, им же трудно уже самим готовить. Старшая дочь тоже рассказывала про Хаву. Про любовь родителей, которая грела их всю жизнь. Про мудрую и спокойную маму, которая учила её различать главное и второстепенное.Обещала дать своим будущим детям, до которых Хава, увы не дожила, ту же беззаветную любовь, поддержку и свободу, которую они сами всегда получала от мамы. Дочь обещала беречь древние, но без единого пятнышка мамины вещи, с которыми они, дети, оказывается, всегда дружно воевали. Младшие брат с сестрой - они стояли обнявшись, придерживали друг друга, - дружно закивали и зашмыгали носом А Боаз рассказал, как последние месяцы Хава не отпускала его от себя ни на минуту, жаль было терять даже каплю утекающего времени, и держала его за руку, и они не расставались, говорили и не могли наговориться, вспоминали их молодость, рождение любви, их скромную свадьбу, перевалочный лагерь, в котором жила Хава с новорожденной старшей девочкой, когда разразилась война Судного дня, и как раненый Боаз, лежа раненый возле подбитого танка, думал о Хаве и о малышке и поклялся, что если они переживут эту войну, то оставшуюся жизнь будут радоватся каждому дню, что впереди будут только любовь и счастье, и что так оно и было. Ту войну они выиграли , но вторую войну, которую Хава вела хоть и при полной поддержке семьи, друзей и врачей, но всё равно в одиночку , они проиграли, но никогда он не любил её сильнее, чем в эти последние их месяцы. Прочитали кадиш.Тело положили в яму, Какой же крошечный саван, болезнь сделала её почти невесомой. Засыпали землей, накрыли цветами. «Не нужно плакать по любимым, нужно вспоминать их живыми и счастливыми», – вспомнила я Хавины слова. Мы вытерли глаза и носы и поехали с кладбища. Мы будем страшно скучать по тебе, Хава, и перебирать в памяти твои слова, и слышать их совсем по другому, и понимать за банальностью фразы – мудрость. Я постараюсь меньше волноваться обо всем, Хава. Я постараюсь больше любить людей, особенно семью, и чаще звонить маме, и чаще обнимать мужа. Я постараюсь дать детям свободу делать со своей жизнью то, что они хотят, ведь именно это и означает любить их и уважать их решение. Кто может знать, что правильно, а что нет. И главное – я буду радоваться каждому дню, каждому будничному серому дню, и видеть его красоту, и любить всех людей, даже растяп-коллег или чокнутых водителей, которые подрезают меня в пробках (« ведь ничего же не случилось, правда ?»)– любить всех людей, они все – симпатико, не надо судить их строго, и не надо судить всё время себя. Надо просто любить эту жизнь со всеми её сложностями, неурядицами, проблемами и огорчениями изо всех сил, любить, сколько хватит сил.
Tags: былое и думы
Subscribe

  • " Эсав"

    Фильм " Эсав", три сценариста, но очень чувствуется рука Меира Шалева Играют звезды : Лиор Ашкенази, Марк Иванир, Харви Кейтель, Юлия Пересильд,…

  • Пианино /Upright

    Пианино, австралийский сериал. Жанровая его принадлежность, если верить КиноПоиску - комедия. Ничего комедийного я там не нашла, похоже, у меня…

  • Ох, до чего же хороши эти Иерусалимские байки!

    Перечитываю " Кошки в Иерусалиме" Дины Рубиной и думаю, нy зачем я порчу зрение всеми дурацкими романами- страстями- психологиями. Иерусалим, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment