ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Category:

И это всё о ней

Глава 1 Как мы взяли щенка.


После гибели Лиcочки дома стало тихо и чисто.

Клубы летучей рыжей шерсти облачками не оседали по углам и не забивали оконные решётки.
Обгрызанные веревки и мячики не вялялись на ковре в салоне, банки с собачьими консервами долго-долго не кончались.
Ничей мокрый чёрный нос не прилипал снизу к стеклянной столешнице обеденного стола, стараясь умыкнуть твой бутерброд, никто не путался под ногами и не отдавливал себе лапы. Не на кого стало ворчать и не над кем смеяться до слёз.


Люля, мудрая моя старая собака, спала целыми днями на своём коврике в салоне, потом вставала и шла спать на Лиcкин коврик на балконе, вот и весь её моцион. Совсем перестала гулять — пройдёт несколько метров своими маленькими ножками и поворачивает обратно, домой. Вдруг стала впадать в детство : отгрызала молнии и пуговицы от одежды, сложенной на кресло для глажки; укладывалась спать на мою подушку, чего не делала уже многие годы.



Решиться взять нового щенка было нелегко. Снова никуда нельзя будет уехать, и снова пол -года обписанные ковры и изгрызанная мебель. А вдруг заболеет? А вдруг будет шумная и визгливая? А вдруг глупая или злая? А ну как станет обижать нашу Люлечку, и как вообще они вместе уживуться, и как воспримет новенькую мой сын, которому вторая собака совершенно ни к чему.


Наконец дозрели — берем, и будь что будет, решено.
Но тут вдруг выяснилось, что у нас с мужем совершенно не совпадает концепция.

Мне снился маленький золотистый щенок с толстым мягким брюшком. Он спит рядом с моей подушкой на сложенном вчетверо полотенце, и я, просыпаясь ночью, кладу ладонь на его розовое теплое тельце и снова засыпаю, а не верчусь, вздыхая, до утра. Он вырастет крошечным и деликатным, как Люля, и когда я буду гулять с ними обеими, дети будут просить разрешения их погладить, а взрослые улыбаться, и никому не придёт в голову их бояться или требовать надеть поводок, а в машине они обе улягуться ко мне на колени, свернувшись калачиком. Обе — потому что конечно же возьмём девочку.


Однако оказалось, что собачий идеал мужа резко отличается от нарисованного мной портрета.
Володя хотел собаку сильную и неприхотливую, чтобы её не надо было нести в рюкзаке всю дорогу в походе, чтобы она ела любую пищу, а не только вафли с шоколадом, чтобы не надо было отгонять от неё пристающих навязчивых детей, чтобы была ему другом, а не игрушкой. Но при этом всё же небольшую, что само по себе понятие относительное: по сравнению с нашей Люлечкой любая собака – гигант.

Мы изучили описания собачьих порода, их рейтинг здоровья и обучаемости, плюсы и минусы характера каждой породы. Выяснилось, что собаки, отвечающей нашим запросам, в природе не существует. Да нам всё равно породистую собаку не нужно. У мужа в детстве был очень породистый фокстерьер-медалист, которого специально дрессировали, натаскивали на лис, выщипывали шерсть и водили на выставки.
Мой же щенок должен быть беспечным и весёлым, как солнечный зайчик, чудовищно невоспитанным, смешным и нахальным, ласковым и трогательным — какой была наша Лиска.



Лиску мы нашли на улице, неуклюжий забавный щенок сам подкатился мне под ноги и сказал -я твой. Этот чумазый пучок шерсти с хвостикам принёс нам столько радости, забот и огорчений за те 6 лет что прожил с нами, что без неё жизнь потускнела. Прошло почти пол года, но судьба нам никак не подбрасывала нового найдёныша


Решили искать по собачьим приютам и по интернет-сайтам.

Первое посещение Хайфского приюта довело меня до слёз, настолько далеко было ожидаемое от увиденного.
 
Большая огороженная проволокой территория. В ней открытые загоны и крытые конуры на нескольких собак. За сетками мечутся и лают большие сторожевые псы, многие красивые и породистые. Между вольеров по дорожке бродят старые, жирные и облезлые собаки -ветераны, прожившие здесь почти всю жизнь и так и не нашедшие себе хозяев. Собаки сытые, в клетках чисто насколько это возможно, служащие и добровольцы кормят, лечат и убирают. Но ощущение тюрьмы, неуюта, напряженность чувствуются в воздухе, как наверное бывает в сиротском приюте.
Проходя мимо одной из одиночных зарешеченных ниш, я встретилась глазами с огромным седым псом.Он лежал, положив косматую голову на лапы, и даже не поднял на меня глаз. В позе - безнадёжность пожизненно заключённого. В конце прохода — открытый вольер, где лают и мечутся две подпорченных кровей овчарки, одноухий боксёр и злой рябой долматин.
Напротив — клеточка с котом. Вот уж у кого жизнь- сплошной экстрим.

Нам показали 2 щенков-переростков в отдельной клетке, у одного передняя лапа в гипсе, оба мальчики. Мы развернулись и пошли обратно. В общем вольере кидался на сетку, захлёбываясь от ярости, небольшой сосисочного вида пинчер. Я заглянула внутрь.
В глубине вольера среди надрывающихся лаем собак тихо лежала Она. Серебристо-серая пушистая шубка. Дивного разреза мистические глаза — Сандро Ботичелли! И как-то сразу видно, что девочка — нежная, тихая. Мы спросили о ней у служителя. Тот без всякого энтузиазма буркнул — да, сука.Три месяца. Но вам не подойдёт — очень большая, поэтому и поместили со взрослыми.
Мы вздохнули и распрощались. Две недели миндальные волшебные глаза не выходили у меня из головы. Ну куда нам большая собака, у нас и повернуться -то ей негде. Ей нужен сад, двор, бегать на просторе с детьми. Мы целый день на работе, что она будет делать дома одна? Она поди и Люлечку нашу съест.

Это говорил разум. Сердце неразумно. Через месяц-два мы снова явились в приют. Я назову её Полина Виардо. Служитель никак не мог понять, о каком маленьком щенке мы толкуем. Наконец я потеряла терпение и сама подвела его к нужному вольеру. Из клетки глянули на меня грустные бархатные глаза. Глаза пренадлежали серому уродливому телёнку сантиметров 50 в холке—а ведь она ещё намного вырастет! Где-то под ногами у собачьей баскетболистки надрывался бранью истеричный пинчер,— а мы уже бежали к выходу.


Другой приют был в Реховоте. Мы созвонились и приехали туда в субботу.
Всё очень тесно и закакано, страшная вонь, но собаки гораздо более спокойные и весёлые. Полно добровольцев, молодых парней и девчонок, которые возятся с собакми, гуляют, играют. Здесь собрали собак самых разных, много и среднего размера, и самых простых дворняжечек — ну, на то он и приют, чтобы приютить каждого,- и много щенков. Есть и совсем малюсенькие — нам запретили подходить близко к клетке, они ещё без прививок, могут заболеть чумкой.
Девушка -доброволка водит нас от клетки к клетке, уговаривает, расхваливает кандидатов как продавец — товар на рынке. Она ничего с этого не имеет, собак продают за символическую цену в 600 шекелей просто чтобы хоть частично окупить цену прививок, чипа, который зашивают в загривок чтобы собака не потерялась, и операции по стерилизации. Кроме того, человек, который заплатил 600 шах за собаку, вряд ли выбросит её назавтра на улицу.
Щенки все разные, хоть помещай на плакат «дружба народов», но довольно крупные, все вызывают у меня легкое умиление, смешанное с брезгливостью, не более того. Два щенка, которые мне более- менее приглянулись, оказались уже купленными и только ждали операции.
Домой мы ехали мрачные. Было ощущение, что нам никогда не найти замены Лиске.
Нам не нужен был просто щенок.
Нам нужен был такой щенок, чтобы сразу защемило сердце, нам нужна была любовь с первого взгляда, и мы уже начинали терять веру, что такой бывает.


Моя теория такова: наш щенок сам нас найдёт, но чтобы это случилось скорее, нужно много ездить и искать. Все эти поездки и поиски будут безрезультатны, но сама сумма активности подтолкнёт судьбу и пошлёт нам новую Лисочку. Она будет, наверное, рыженькая, со стройными тонкими ножками и остренькм любопытным носом, который появляется в самое неподходящее время в самом неподходящем месте (под одеялом. Мокрый и холодный.В глазах недоумение, что это вы там делаете без меня? В ванне: тебе не мокро? Выглядывает из-под щелочки под дверью в туалете: алё, ты там не зачитался? Мне уже скучно!
Она будет проказа и обжора. Она будет лежать вытянув все лапы, как кошка, на коленях у Володи и требовать массаж, а суровый молчаливый Вова будет ей гладить животик и таять от нежности.
Она будет отважно плыть за нами в море, глотая солёные волны, а потом носиться по пляжу кругами, отчаянно отряхиваться и походить на мокрого тушканчика. Она будет обожать кататься на машине, высунув головку в окно, чтобы длинные уши летели по ветру. Она будет играть с Люлей, волоча её по полу пузом кверху за ухо, а потом кашлять и отплёвываться от шерсти. Она – просто будет!


Мы ездили по торговым центрам, куда иногда люди приносят раздавать щенков; гуляли по кибуцам, куда, бывает, привозят и бросают собак; звонили ветеринарам; обходили магазины природы, там кроме породистых животных продают и просто раздают щенят. Вечерами разглядывали фотографии щенков на сайтах куплю-продам. Люди продают огромное количество собак, с описанием и фотографиями, но очень редко кто догадывается рядом с щенком поместить фотографию родителей, чтобы хоть примерно знать, что из этого шерстяного шарика вырастет. А то ведь будет как в анекдоте: по птичьему рынку ходит мужик с медведем — ищет того гада, который ему в прошлом году хомячка продал.
Cамое досадное на этих сайтах— очень редко пишут дату рождения щенка. Выбираем, думаем, рассматриваем фотографии, ищем в чатах отзывы о породе-а когда наконец решаемся и звоним по указанному телефону,выясняется, что пёсик уже давно вырос или продан.

Выбрали по очередному объявлению симпатичную девочку бордер колли, 3 месяца. Сердце не ёкнуло, но посмотреть нужно. По телефону хозяйка Дора объяснила, что щенок не у неё, а у Дворы, Двора направила нас к Дебре — в итоге мы оказались в северном киббуце, в отделении Цаар баалей хаим.


Дебра показала нам стайку собак в маленьком загаженном дворике. Она доброволка. Брошенных, ненужных, преданных собак в округе приносят ей, а она лечит, кормит, пристраивает по семьям. Радуется, когда удаётся спасти зверушку, но такая удача не часто выпадает.

За сетчатой оградой бегают около 20 разномастных собачек, и несколько крупных сидят по клеткам. Дебра приоткрыла калитку, я замешкалась при входе, и собачья мелочь бросилась в приоткрытый проход. Нескольких мы сразу поймали и загнали внутрь, пара самых шустрых шавок сбежала и трусила вокруг забора, задрав хвосты. Дебра ничуть не огорчилась — к ужину сами придут.


Мы огляделись. Пара крошечных палевых пинчерят, их чокнутая мамаша(она всё время норовила боднуть меня под коленки так, чтобы я на неё уселась. Довольно удобно, если надо присесть и погладить какого-нибудь малыша.С собаками она играла иначе: она под них подлезала.Прошмыгнёт между лапами и выпрямиться. Как домкрат) .

Несколько разномастных широконосых пёсиков разной степени пушистости.
Смешной, очень глупый на вид щен с широкой белой полоской на морде.
Я смотрю на малышей, а тоненькая высокая грустная собачка неуверенно ходит за мной и иногда деликатно тянет зубами за край рубашки или весьма чувствительно покусывает за палец или за попу, я только ойкаю.
Я глажу чокнутую собачку по голове и продолжаю смотреть, хотя очевидно что уже давно пора извиниться и откланяться, щенки никуда не годяться. Обешанный нам щенок оказался довольно большим чёрно-белым угрюмым псом, похожим на бордер-колли, как я на канарейку.

- Ну что ж, - вздыхаю я,-может быть в другой раз повезет.
Мне неудобно уйти просто так, столько времени зря отняли у человека в субботу.
-  Пёсик нам велик, с нашей чувавой не уживётся, — чувствую я необходимость объяснить Дебре отказ, - мы рассчитывали на девочку, небольшую и намного моложе, чтобы приручить с самого детства.


Грустная собака, что всё время легонько покусывала меня за руку, потёрлась мне об ноги, как огромный чёрный кот, и улеглась , положив голову на мои кроссовки, я рассеянно потрепала её за уши. Уши все в колючках, на одном – клещ.

-Это новенькая, всего неделю тут, — объяснила мне Дебра странное поведение ласковой псинки. - Одна женщина отбила её у мальчишек на улице и привезла сюда, в ужасном состоянии.

Я провожу рукой по худой спинке, под взъерошенной тусклой щерстью прощупываются все позвоночки.
- Молоденькая совсем собака. Ей вчера только стерилизацию сделали, — продолжает Дебра. 
 И правда, как я не заметила сразу : брюхо и левая лапа, куда иглу с наркозом втыкают, обриты, и швы зелёные на животе топорщатся. Тоненькая, длинноногая. Мордочка острая, умная, в карих раскосых глазах печаль, а лапищи толстые, широкие, и рост мне почти по колено
.

-Вов, давай возьмём, а? Я сама не верю, что я это говорю.
Вова слышит шальные нотки в моём голосе и говорит : «Хорошая собачка» .

Дебра осознаёт, что перед ней двое слабоумных, которые не ведают что творят.

- Она уже взрослая, месяцев восемь,— замечает она неуверенным голосом ,- и в доме никогда не жила. К туалету не приучена

- Взрослых легче научить, — убеждённо говорит Вова, имевший горький опыт обучения сына школьному курсу физики. -Она уже больше не вырастет, — уговариваю я саму себя вопреки очевидности.


Дебра скорее, пока мы не опомнились, оформляет нам бумаги на оплату и прививки, и мы, слегка оглушеннные происшедшим, забираем нашего приёмыша. 
     

Собаки живут иногда до 20 лет. Может быть, она будет теперь с нами до конца нашей жизни. Это не ребёнок, которого отправляют с садик, потом в школу, потом он взрослеет и уезжает в колледж и в свою отдельную взрослую жизнь. Собака будет всегда ждать нас дома, всегда нам радоваться, всегда будет рядом, будет взрослеть и стареть вместе в нами. Если мы ошиблись, то расплачиваться придётся долго, всегда.

Собака боиться выходить с нами за ограду, ошейника нет, и Володя несёт её на руках в машину. Та вся дрожит, колотится крупной дрожью, с длинного узкого языка ручьём течёт слюна на сиденье


- Как её зовут? — запоздало соображаю я спросить Дебру.

- Не знаю ,— отвечает та, - кто её тут звал по имени-то?

-Будет Лиска, — постановил Вова.


Я не уверена. Имя ей совсем не идёт, ну никак она на лису не похожа. Черная, длинноногая, горбатая, тонких длинный хвост хлыстиком. Мы собирались назвать щенка Лиска, но совсем не такого щенка


-Может, Крокодилка? - сомневаюсь я , глядя на зубастую длиннющую пасть. На иврите крокодил — Танин, так может Таня назовём?
Может, Симка? - у нас подруга Сима Черныш, имя красивое, звонкое, и масть подходит.
Может, Мишель Обама?
Может, Линда - красавица?
Может, Клиппи - Прищепка? Все время мою руку норовит зубами прихватить

Я не умолкаю всю дорогу, выдумываю имена. Вофка помалкивает и старается везти машину как можно осторожнее, но всё равно на каждом повороте собачка кувырком летит с заднего сидения. Ничего, она научится

Глава 2 Дома.
В дом её тоже тащили на руках, Лиска боялась зайти в подъезд, никогда в домах не бывала. Не умела ходить по дестнице.
По дороге мы заехали в магазин и купили ей собачье приданое : капли от блох,мазилку от клещей, таблетки от глистов, витамины, миску, корзинку- постель, поводок с ошейником,— но ошейник оказался слишком широким для её тонкой шейки и стягивался через голову, так что за поводок тащить её не получалось.

Домой Лиска зашла потрясенная какая-то, препуганная и шаткая, ещё и от наркоза толком не отошла. Ходила тихонько из угла в угол, тыкалась своим длинным носом в незнакомые предметы, на нашу Люлечку к великой нашей радости внимания не обращала. А та тоже особого гостеприимства не выказывала , улеглась в свою кроватку и тихонько порыкивала на незнакомку.
Когда в новую Лискину миску насыпали корм, дело пошло горазло веселее.
Ох, как же она ела!!!! Либо дорого посмотреть! Только хруст стоял. Сначала из своей миски, потом из Люлькиной. Потом вылизала пол, потом выклянчила добавку
-.
-Она взорвётся, -волнуюсь я.

-Ничего, отъестся и успокоится , -неуверенно предположил Вова.


И вот уже хвостик выглянул из-под брюха, и вот уже согласилась лечь на свою новую подстилочку, и вот спит мой муравьедик длинноносый Лисочка, мордочка на полу, лапы подёргиваются во сне, она ещё не спокойна, она ещё не знает, что теперь у неё всё-всё будет хорошо.
Теперь она – дома.
 



Глава 3, где все родственники лишний раз убедились, что я чокнутая.


Лиска спит. А я кинулась, ликуя, обзванивать всех-всех всех.  
Начала с сестры, я столько ныла ей про щенка, что ей полагается знать первой. Трубку поднял её супруг.
-Поздравляй и покупай игрушки, в нашем семействе прибавление!— с места в карьер завопила я. -

-Да я так сразу и догадался.Поздравляю! Ну,рассказывай, кто, девочка, мальчик?

- Девочка конечно, как и хотели.

-Как назвали?

- Лисаветой.
 -Надо же, как несовременно, - подивился Борис


- Ей 8 месяцев правда, большая такая, шерстка черненькая, - тараторила я без умолку,- Володька в ней уже 2 раза гулял, на ручках носил — тяжёленькая такая!


- Ну поздравляю ещё раз, у меня уже твоя сестрица трубку из рук рвёт,- сказал Боря и передал трубку вопящей поздравления Кире.


- Ещё одна сука в нашей семье появилась,- неуклюже пошутила я.
 
- Грубая ты какая!- неожиданно обиделась моя пуританская сестрица.- А почему так рано –то, в 8 месяцев?

- Наоборот поздно.Чем раньше- тем легче операция проходит.

- Операция! -ужаснулась сестра

- Ну да. Швы такие грубые наложили, и нитки, а не скобки.Но через 10 дней их уже снимут.Сказали, что даже шрама не останется. Она уже хорошо себя чувствует.

- Я сейчас Ирке сама позвоню. Пока!- вдруг заявила сестра и повесила трубку.

Я подивилась, с чего это она решила звонить вдруг так поздно моей беременной дочери из-за моего щенка, Ирка ведь спит уже наверное, устает очень, поздняя беременность... Я прокрутила в голове весь наш разговор. Нет, не может быть чтобы сестра меня неправильно поняла, я же всё ясно рассказала — девочка, крупная, 8 месяцев, шёрстка чёрненькая....Ой! Я кинулась набирать номер сестры — занято! Дочкин — занято! О боже! Пока я пила водичку и рассказывала мужу ситуацию, зазвонил телефон.


- Ну как ты могла, доченька, что за глупые шутки, — журил мамин голос. Уже и маме позвонили.
-Мам, мы нового щенка взяли, вместо Лизки, - всхлипнула я .

-Да я уже так и поняла, что я, тебя не знаю,— в мамином голосе смешинка. - Какого?
 - Симпатичного. Большого. Чёрненького.

- Чёрного!- Ужаснулась мама - Ни за что бы не согласилась, чтобы по дому ходила чёрная собака!
Вот и я что-то новое узнала. Оказывается моя мама собачий расист.

- 13 Мая в пятницу вы взяли большую чёрную собаку, - саркастически просуммировала мама. -Ну поздравляю. Мучайтесь теперь.

И мы начали мучаться .



Глава 4 Мучения

Если собачка хорошо ест, то потом она хорошо какает.
Я даже удивилась вначале, обнаружив у себя в спальне кучу величиной со средний термитник. С каждым новым днём и каждым новым термитником удивление переходило в огорчение, негодование, панику. Мы гуляли с ней до позднего вечера, до изнеможения — в парке, в лесу, вдоль дороге, на заброшенной стройке, на газоне в сквере, - она скоро перестала упираться и бояться что её выкинут из дома и с удовольствием подставляла голову под ошейник при слове гулять. Но все свои дела она делала только дома, придя с прогулки.
Что особенно сердило, облюбовала спальню и норовила туда прошмыгнуть, стоит только зазеваться. Но и другие места в доме не обижала, а аппетит у неё был отменный! Наша с мужем жизнь изменилась, приоритеты сместились. Все разговоры только о «Сделала Лизка на улице или нет»

Это стало манией : мы гуляли про 10 раз в день, вставали в 5 утра, потом ещё раз выходили в 7, потом муж вместо обеда ехал домой, чтобы убрать очередной «подарок» в салоне и вывести её ещё раз днём погулять.
Я забыла про неотложные дела и сверхурочные часы на работе и стремглав неслась домой, убрать очередную порцию и скорее вывезти Лизку.
Изменилось само понятие о счастье. Володя определил это так: Счастье — это когда придёшь домой, а там чисто. Двойное счастье — это когда выведешь её погулять, и она всё сделает.

Изменились интересы. Я заметила, что где бы я ни была, я всё время мысленно отмечаю привлекательные с точки зрения собачьего туалета местечки.
По ночам я стала просыпаться и выводить её ещё раз. Накидывала банный халат на голое тело, кто меня ночью-то увидит, и выходила в ближайший запущенный сквер, заросший густыми кустами.
Однажды во мной там случилась трагедия. Лизка залезла под низко опущенные ветки кустов, образующие нишу у самой земли, и улеглась там спать, мы её утомили этими прогулками. Я какое-то время понадрывалась воплями «Ко мне! К ноге!», - но меня грубо игнорировали. Я стала изо всей силы тянуть за поводок, он намертво зацепился за какой-то сучок, там, в самой глубине непролазной чащи, я могла бы его скорее порвать, чем вытащить. В отчаянии я выпустила ручку подпружиненного повода, и она ускакала в темную глубину зарослей.
Время шло, начинало рассветать. К 7:30 утра мне на работу. Чуть не плача, я поглубже запахнулась в халат и на четвереньках поползла в кусты. Распутала поводок, выпустила его. Он спружинил и зацепился за следующий куст.
Не буду описывать, как я битый час, исцарапанная и несчастная, ползала под колючками, распутывала поводок и вытаскивала собаку, больше всего боясь, что сейчас кто-то из соседей выйдет и увидит меня в таком виде. Лишнее добавлять, что Лизка накакала в салоне сразу по возврашению домой.




Прогулочка

Я решила положить конец этому безобразию. Собрала сумку — бутерброды, вода, очки, книжка, фотоаппарат, куртка. Я уйду с Лиской в лес и буду там сидеть пока она не сделает все свои дела там где надо. В лесу я спускаю её с поводка, усаживаюсь на камушек и достаю книжку. Гулять! Лиска крутится рядом. Я прочитываю пол страницы и поднимаю голову. Её нет!!!!
Дальше я сначала модерато, потом аллегро, потом престо, бегаю по лесу, зову, ищу, в голове калейдоскоп ужасов : потерялась — убежала нарочно — спряталась под кустом как прошлый раз - упала в яму- напоролась животом на сук — украли — поймали и увезли собачники — загрызла большая собака!!
Вдали мне слышится мужской крик,наверное маньяк какой-нибудь. Собачкопотрошитель! Я бегаю по лесу и зову, зову, зову. Наконец совершенно замученная и зарёванная я бреду домой.
Женщина с терьером, я часто встречаю их на улице, все «собачники» знают друг друга в лицо — спрашивает: «Ты собаку свою ищешь? Она тут во дворе бегала, я её тебе домой отнесла» Спасибо!!!!»
Не каждый возьмётся ловить чужую собаку и тащить её,десятикилограммовую, по дворам и выспрашивать соседей, где мы живём. Оказывается собака давно дома, а Вова бегал по лесу и искал уже меня. Значит, это его голос я слышала вдали. Мы повалились спать, уснули как убитые и проснулись только от сильной вони. Догадайтесь, какой?
 



Скалолазка


Я пришла с работы, убрала понятно что и взялась помыть хлоркой весь дом. Пол у нас теперь грязный постоянно. Лисочка не умеет пить из миски, она обязательно должна наступить туда лапой, и ещё желательно миску перевернуть, и отпечатки лап густым узором покрывают весь пол. Я начала мыть, а Лисочка очень обрадовалась такой весёлой новой игре и уцепилась зубами за тряпку. Я боролась как лев, но помыть пол тряпкой с болтающейся на конце большой собакой дело безнадёжное, следов только прибавилось.
Загнала собак на балкон и закрыла двери. О, как хорошо и спокойно. Я трудолюбиво помыла полы в спальне и кабинете, перешла в салон. Что-то мокрое ткнулось мне в ногу. Лискин нос. Откуда?! Злодейка вылезла с балкона в окно кабинета и кралась за мной по пятам. Вот они, её ножки везде отпечатались на свежевымытом полу Снова выгоняю её на балкон и закрываю везде окна. Снова мою пол, на душе неспокойно.
Бросаю тряпку и иду посмотреть что делается на балконе.
Лисочка перелезла через перила балкона и мечтательно разгуливает по покатой черепичной крыше пергулы соседей снизу - мы живём на четвёртом этаже. Бегу к холодильнику, выхватываю кусок курицы, Лиска, Лисочка, девочка моя, иди сюда. Одним прыжком Лиска дома и заглатывает курицу. Косточку что осталась бодро зарывает в цветочном ящике на балконе, выкидывая оттуда на пол цветы и землю. Я вздыхаю и начинаю мой сизифов труд сначала.
 


Ветеринар

Лиска немножко кашляет. Мы волнуемся, у неё ещё прививки от чумки нет, ей в приюте сделать не успели, и швы на животе надо снять - рановато ещё, но она их грызёт и делает только хуже.
После работы едем к ветеринару: мы в мужем впереди, Лизка на одеяле на сиденье сзади. Её страшно болтает в машине, она высокая, а лечь никак не соглашается. Ей интереснее бегать по сиденью и заглядывать в окна то справа то слева, а иногда просовывать длинную морду вперёд к коробке передач и бесить Володю. Хорошее развлечение также облить всё слюнями или играя цапнуть меня сзади за шею, довольно чувствительно. Лучше всего мне было бы сесть с ней сзади и, но её всё равно не удержишь больше минуты, к тому же я боюсь, что её укачает в машине и вырвет на меня, мы это уже проходили.
Пока мы с мужем припираемся (я предлагаю посадить её в вледующий раз в коробку из-под телевизор, а Вова - завернуть в гамак и пристегнуть ремнём безопасности), Лиска придумывает развлечение получше : наваливает огромную кучу на одеяло, которым мы застелили сиденья.
Если бы запах можно было измерять байтами, то в машине было бы 200 гигабайт, а мы же на трассе! Наконец нашли съезд на боковую дорожку к какому-то коровнику, выскочили из машины, скорее выкинули одеяло и отшлёпали Лиску. Она обиделась. Сами же говорили дома « Гулять, гулять», и ошейник одели. Вот она и погуляла. Не дома же погуляла, спасибо скажите, а что в машине нельзя, никто не предупреждал.

Обиженная Лиска обычно убегает. Не далеко, в пределах видимости, но чтобы не поймали, а то вдруг опять носом тыкать начнут. Бегаем ловим Лиску.
Вова поймал и сунул с машину, она выскочила с другой стороны и наворачивает круги, ей эта игра начинает нравится. Наконец взбешённый Вова издаёт свой коронный львиный рык, от которого я подпрыгиваю и приземляюсь на кучу свежего навоза, а собака в ужасе падает на землю, и мы наконец-то хватаем её и запихиваем в машину.
В салоне страшная вонь. Мы с Лисой сидим там наказанные, а снаружи Вова оттирает мои беленькие туфельки Моретти травой и носовым платком и ворчит « Вот, дурак, взял девочек покататься» .
Туфельки у меня стали какими-то зелёненькими.

У ветеринара Лисочка вела себя очень развязно. Ничуть не смущаясь новой обстановкой, пробежалась по всем углам, шуганула местного кота со стола, воткнула нос в попу медсестры, прибиравшей что-то в стеклянном шкафу с медикаментами – та взвизгнула, посыпались с грохотом пузырьки.

Ветеринар прививку отложил на неделю, пока дал антибиотики, таблетки от глистов и снял ей швы. И сказал, что Лиске от силы месяцев 6-7, не больше, но что она намного не вырастет. А Вова-то нашёл в интернете фотографии похожего на Лиску Бернского Зенненхаунда, горной пастушечьей собаки, 70 см в холке и 44 кг весу. Нам такая громадина совершенно не подходит, но мы почему то расстроились. Пускай себе вырастет на здоровье.
 


На море .


Жарко, душно. Вялые собаки валяются как тряпки на полу.
Решили свозить девочек на море. Люлечка море не слишком жалует, сразу закапывается в песок под пляжным стулом, а в воду идти отказывается. Плавать она умеет, но с негодованием: пока несёшь её обмакнуть в море, резко дёргает лапами гребущими движениями, до воды ещё метров сто, а она знай гребёт в воздухе, страшно смешно. А потом из воды вместо белой пушистой собачки вылезает возмущенный розовый шар на коротких ножках и с торчащими во все стороны антеннами слипшейся шерсти, похоже на глубоководную рыбу новой породы.

Лиска же в воду не полезла, даже не слишком заинтересовалась морем. Лизнула пару раз и отбежала. Ничего, вода прогреется, будем её учить плавать.
Зато её заворожили пляжные зонтики. Забежать на чужую подстилку, всё там перенюхать, раскидать и засыпать песком, а потом улечся под зонтиком — вот это жизнь!

Люди на пляже разные: кто-то на нас ругается, кто-то терпит, а парнишка рядом, на чей шезлонг она беспардонно улеглась, предложил сварить ей кофе и дать сигару.
А попробуйте вы призвать на пляже к порядку молоденькую уличную собаку, которая ещё и имя -то своё плохо знает, а вокруг столько соблазнов. Пришлось нам с пляжа уйти.



Лиска привыкает.
Уже знает своё имя, уже прилично ходит с поводком, а не мечется направо-налево перед ногами и периодически получает нечаянный пинок ботинком в бок. Поразительно, но она всегда точно знает, когда её хотели наказать, а когда просто подставилась, ничуть не обижается. Уже научилась играть в игрушки, а не только жевать рулоны туалетной бумаги. Даже к сожалению научилась клянчить еду со стола и распробовала сладкое печенье, от которого прежде вертела носом, поскольку это не собачья еда —ну, это уже Люлечка — сладкоежка её научила.
Вчера Люля стояла на стрёме, а Лиска стащила со стола килограммовую упаковку печенья и слопала втихаря. Потом ей было так худо, что мы даже не стали её ругать.
Девочки, похоже, стали находить общий язык. В первые дни это казалось неразрешимой проблемой.

Очень быстро научилась команде «морда» - ведь после этого в зубастый пастик суют что-то вкусное, и «гулять» - сама тящит поводок. С командой «ко мне» дело обстоит гораздо хуже, ведь если у меня в руках лакомство, она и так ни на шаг не отойдёт, а если нет и зову просто так , так какой же смысл слушаться? Наказание в виде шлепка тапочкой расценивается как приглашение к игре.
Игра – это бегать за мной и кусать за что придётся, не всерьёз, но весьма чувствительно.
Телезор я смотрю теперь, поджав по турецки ноги на диване и положив тапочки на колени, иначе их украдут и сжуют. Босоножки и старая пара тапочек уже погибли. Мы учимся убирать в шкафы всю обежду и обувь, не оставлять сумку, книжки , документы – домашний тайфун всё снесёт.


Люля у нас в доме хозяйка и королева, но как это объяснить нахальной дворняжке, которой нравится катать её по полу носом как мячик или перепрыгивать безо всякого пиитета? Как защитить свою миску с едой или припрятанную куриную ножку от прожорливой новенькой?
Сперва Люлечка скандалила и неусыпно сторожила свои припасы. Еду,которую она раньше едва пригубляла и оставляла в мисочке, теперь всю старалась скорее съесть с угрозой лопнуть.Глазки ещё больше, чем всегда, выпучивались, живот свисал до пола, но не оставлять же еду врагу. Теперь успокоилась, великодушно разрешает Лизке за ней доесть и вылизать миску.
Но ревность осталась. Я глажу Лиску – Люлечка косо смотрит из-за угла.
Ласкаю мою старушку, шепчу ей в ушко, кто у нас самый-самый любимый, а чёрненькая нахалка немедленно отпихивает кожаным носом мою руку, хватает за рукав – меня, меня надо гладить, а не этот жирный шарик. Со мной играй! Так что правая моя рука гладит старшенькую, стараясь, чтобы не слишком слюняво лизнули, а левая безжалостно жуется крокодилкой.
Удовольствия мне от этой процедуры никакого, я по локти в слюнях , исцарапанная и припахиваю мокрой псинкой, синхронихировать движения обеих рук затрудняюсь – поэтому вскоре сбегаю и трусливо запираюсь от них в ванной, отмываю мочалкой руки и мажу кровавые шарапины йодом.

Вечерами Володя уводит Лизку на долгие прогулки, дать ей отбегаться и отбеситься вволю, оставляя двух ленивых жирненьких старушек, меня и Люлечку, дома. Вот и мужа увели, – горько вздыхаю я, но во вздохе больше притворства и облегчения, чем сожаления. Как же без них спокойно. Пошли чай с печеньем пить, а , Люлечка, девочка моя любимая.
 


Сольдо

Лизка у нас уже месяц – а я ешё жива.

Убытки: съеденная обувь и занавески, убежавшие гости и негодующие соседи и вечная грязь дома.

Минус 5 килограм с Вофкиного живота, поскольку вместа обеда он бегает с работы выгулять собаку – но это скорее надо занести в плюсы


Прибыль: Лизка потолстела на кило и 200 г и выросла на 3 см, длинный хвостик распушился кустиком, как у скунса. Сын оторвался от своей плей-стайшн и кувыркается на ковре со смешным неуклюжим щенком, там идёт непрерывный бой по каким-то только им известными правилами, мы видим только кучу-малу, из которой торчат ноги-лапы-хвост-покусанные в кровь руки и две довольные рожи, им нравится друг –друга тузить.

У меня пропала бессонница – наоборот, вечером я засыпаю на лету.
Придя с работы, мы с мужем не упираемся теперь каждый в свой лаптоп. У нас теперь общий неутомимый атакующий неунывающий ненасытный неугомонный друг человека, от которого мы вместе дружно отбиваемся. У меня не дёргается глаз и я не озабочена эскалацией напряжённости на Ближнем востоке, международной обстановкой, падением биржи, глобальным потеплением и извержнием вулканов, у меня просто нет времени читать газеты и слушать новости.
Я очень занята.
Я учу Лизку танцевать танго на задних лапках. Я поливаю свои царапины савиором, 5 раз на дню мою пол, выбрасываю изгрызанные вещи, чешу лохматую спинку, ворчу и жалуюсь - и наслаждаюсь каждой минутой этого безобразия!  - to be continued
 
 


Tags: собачко-related
Subscribe

  • Улиточкина прогулка.

    Улиточка живет в своей маленькой квартирке- скорлупке c малюсеньким садиком на окраине малюсенького города. Улиточка любит свой домик, свой садик и…

  • Тaк получилось. 3

    Гиль молчал. Не так, как молчат, когда не хотят отвечать, и не так, как молчат дети, когда стесняются: опускают голову, отводят глаза,…

  • Тaк получилось. 2

    Сoлнце поднялось, стало уже припекать спину. Надо бы перевернуться, чтобы не сгореть, вяло подумала Оля, но не пошевелилась. Ее одолела блаженная…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments