November 15th, 2016

шляпа

Отступник. Глава третья.

Английский у меня был слабоват даже и для советского ученого, а годы в Израиле вышибли и его малые остатки могучим прилипчивым ивритом.

Собеседование проводила крупная темноволосая женщина с довольно заметным гортанным акцентом, английский у неё был плавным и правильным, но явно не родным, поскольку я понимал каждое слово.
Когда говорят настоящие англичане, я понимаю от силы треть.
Женщина была знающая, спокойная, создавала приятную атмосферу для собеседования, так что я перестал дергаться и незаметно рассказал ей гораздо  больше, чем собирался, о своей семейной ситуации.
К моему изумлению в середине разговора она легко перешла с английского на иврит. Она оказалась палестинской арабкой из богатой семьи, которую отправили в колледж в Англию, тут она вышла замуж и осталась насовсем.

Палестинская арабка, - повторил я про себя  и решил, что вопрос с моим трудоустройством закрыт не открывшись.
Однако Джули,  так звучало её имя на английский лад, направила меня  на встречи со специалистами и заведующими лабораторий, с технической стороной дела я справился и спустя чуть больше месяца я уже работал в радиологическом отделении центра, а моя жена лечилась в клинике.
Collapse )