February 2nd, 2016

шляпа

зима

У мамы нога болит.
У сына - синусит
У меня - третью неделю бронхит
У собаки -пол морды раздулись, как шар, и глаз заплыл
У водопровода - течка.
Все, кроме водопровода, завтракаем, обедаем и ужинаем антибиотиками.
Спасибо, Флеминг, но чтой- то пока не берет.

Зато погода!!!
Я с утра беру надувной матрасик с пружинками, печенье и умную книжку, иду с собаками в лес, ложусь там на матрасик, аки бомж, и мгновенно засыпаю, а собаки бродят по мне или около, превращая мою одежду за пять минут в глиняный ком.
Далеко не убегают, в чужие собачьи драки не ввязываются, за проезжающими велосипедистами не гоняются   - меня стерегут.
Иногда подрываются  вдруг с воодушевлением рыть рядом со мной яму , так, чтобы земля из-под копыт летела прямехонко мне в голову. Вырыв, равнодушно там что- то нюхнут и теряют интерес. Им главное меня закопать.
Лариска пол часа воевала с сухой былинкой с шишечкой на конце - напрыгивала, атаковала ! Былинка как спарринг партнер была некудышная  - тупо торчала из земли, почти не уклонялась, но выстояла .

Лизка помчалась за дикообразом - я его не видела, он ломанул от нее в кусты с ужасным топотом и уронил кучу полосатых иголок .
Лизка не особо-то и помчалась, так, из вежливости - она сеичас слабая, большую часть времени лежит, прижавшись ко мне горячим боком, -распухшую  морду на лапы положить больно, а на спину лечь она не догадывается.
Лариска ее жалеет, почти не терзает, так только, когда уже совсем невозможно утерпеть, подойдет и куснет за хвост. Любя.
А вокруг - желтые цветочки, как маленькие солнышки, красные анемоны, разноцветные цикломены с лиcтьями, обведенными перламутром.
Травка зеленая-зеленая, а там, где на гладких камнях промылись дождем выбоинки, бархатными невероятной нежности коробочками выпучивается изумрудный мох.
Два больших дуба по обе стороны моего матрасика : один весь в листьях, второй  лысый. Вот и верь  примете, что если дуб листья на зиму сбросил - зима будет суровая, если нет - мягкая. Оба дуба в 5 метрах друг от друга стоят. Те еще метеорологи!
Впрочем, это еврейские дубы, библейские, а у евреев, сами знаете, два дуба - три мнения, так что все обьяснимо.
В можжевельнике подрались птички, юркают между ветками, гоняются  друг за другом, взлетают и тут же ныряют внутрь. Расчирикались, но как то весело, может, играют?
Горы Кармеля вдали  каждый день меняют цвет. Сегодня - сиреневые,  под ними - изрэльская долина в дымке, ближе к городу - бескрайние  фруктовые сады. Листьев еще нет, а концы веток  красновато-розовые, вот -вот взорвутся персиковым цветением; кажется, что даже воздух над садами розоватый.

Как же я люблю такую зиму.
Каждый год зимой мечтаю уволится, чтобы не упустить ни одного такого вот дня.
Это так прекрасно, что даже грустно.
У меня всего-то бронхит, а я страюсь вдохнуть, впитать, вобрать в себя эту красоту, как будто в последний раз дышу. Остановись, мгновенье.
Но только пускай уж все выздоровеют сначала