October 12th, 2013

шляпа

Ленка. Глава 1.

Глава 1. Ленка . Вид изнутри

Настроение у Ленки паршивое. Хуже выходных и праздников только отпуск. Хочется закрыть глаза, заткнуть уши и никого не видеть. Вот если бы можно было ещё выключить мозг, как кипящий чайник, и не думать ни о чем. Помогло бы поплакать – громко, навзрыд, с соплями и ручьями слез, с опухшими губами и носом – поплакать, как летняя гроза, после которой сразу облегчение, чистота и прохлада.
Но не плачется, совсем не плачется. В горле только горько першит, перехватывает – надо что-то сказать, а голос не идет. Что надо сказать, кому сказать? Некому.
Первые дни отпуска Ленка проспала.
Мама всегда говорила,что сон это лучшее лекарство , но спать уже сил нет. Сны кончились, перемалываются всё одни и те же сюжеты, тягостно сталкиваются, путаются, не дают отдыха. Ленка просыпается, снова засыпает, тягучий кошмар продолжается с того же места, где она проснулась, и она не знает даже , это кошмары или просто ее мысли, спит она или тихо лежит, закрыв глаза.

Когда сны кончаются, очень помогает уборка. Из засонья, как из запоя, надо выходить постепенно, аккуратненько.
Через силу, потихонечку, уговаривает себя Ленка: вот только дверцы шкафчиков протру, и снова лягу. Дальше она себя знает. Дальше пойдет само. Главное – вырвать себя из сонной отчаянной омути, поднять лицо от подушки, заставить себя встать, убрать прилипшие мокрые пряди волос с лица, одеться.
Музыку – это потом, в таком состоянии Ленка не то что музыку – никакой звук слышать не может.
Каждый пролетевший самолет – приступ боли в висках, каждая гудящая машина – сердцебиение так высоко в горле, что задыхается. Плохо, плохо Ленке, но выручать некому, вот и приходится, как Мюнхаузену, себя саму за волосы вытягивать из беды.

Теперь – под душ. Это ещё одна ловушка, потому что под душем страшно хочется присесть на корточки, спрятать лицо в ладони и сидеть так под льющейся водой, скрюченной, как африканская резная фигурка, пока вода не станет совершенно холодной. Под душем почти получается не думать, но за эти минуты передышки приходится расплачиваться – Ленка снова распласталась на постели, капельки воды впитываются в подушку, в смятые простыни, желание вот так навсегда заснуть и остаться здесь, холодной и недвижной, такое сильное, что каждый раз Ленка удивляется, почему оно не исполнилось.

« Силаволи-силаволи-силаволи»,– бормочет Ленка, медленно, стараясь не наклоняться и не делать резких движений, натягивает майку и шорты, голова тяжелая, как с похмелья – слово понятное чисто теоретически, сама в жизни не напивалась до этого состояния, Сашка ей только рассказывал: это когда в голове у тебя цветёт колокольчик на тонкой ножке, и при каждом движении он раскачивается и бьет по вискам, опрокидывает, оглушает.

Ну точно, похмелье от жизни, - усмехается Ленка и берется за тряпку. Надо бы выпить кофе и стряхнуть одурь, подкрепить силы, – но сейчас кофе вызовет только рвоту. Сейчас главное – начать двигаться.
Чтобы помыть нижние дверцы кухонных шкафчиков, нужно наклониться. Об этом пока нечего и думать, но можно просто сесть на пол.

Сидит Ленка на каменном полу в мыльной холодной луже, движениями замедленными, как будто под водой, водит влажной тряпкой по дверцам. Плечо затекло, рука устала – это уже чувства, это хорошо, здорово. Молодец, молодец, девочка, ну, ещё чуть – чуть – подбадривает сама себя.
Дальше уже будет легче. Помыла нижние дверцы – теперь можно помыть и металлическую раковину.
Встать на ноги, побрызгать моющей жидкость, потереть проволочной мочалкой, полотенцем насухо – вот как блестит.
Отпускает, отпускает Ленку помаленьку. Сейчас главное – не останавливаться.
Пол выдраить. Стены протереть. Окна, рамы, трисы. Войти в ритм равномерной неспешной работы, когда следующий шаг выполняется автоматически, не думая. Порядок движений диктуется необходимостью и привычкой , мозг управляет телом и отвлекаются от надоевшего до смерти бесконечного мёбиуса воспоминаний .
шляпа

Ленка. Глава 2

2. Ленка . Вид снаружи

Ленка высокая, сухопарая, очень прямая, волосы соломенные до плеч, нос острый , глазищи серые длинные. Одеть бы её поженственней, волосы феном уложить, губки подкрасить, взгляд этот жесткий притушить – и превратится наша Ленка в раскрасавицу.
Но Ленка – как она есть, бесполая, суровая, с узкими квадратными коленками , торчащими из рваных джинсов, острые ключицы в вырезе скучной белой майки, - такая Ленка оттолкнет даже самого любвиобильного мужчину. А главное, улыбка эта ее страшная : мелкими складками собирается переносица , две глубокие морщинки залегают по углам рта, глаза прищурены, - волчья эта улыбка, не обманитесь, не улыбка, а оскал, всем три шага назад !– просто пугает и популярности Ленке не добавляет.
Тетки из нашего отдела считают ее себе на уме, мужики фирмы, обмороженные серым льдинистым вглядом, давно от неё отвалили, поставив штамп стервы и неадекватной.
Ленке чужое мнение не интересно, на популярность ей плевать. Она и так никого не видит вокруг, она живет в своем яйце горя, из которого никак не может и не старается проклюнуться. Она в этом яйце –не невылупившийся, а давно мертвый птенец.
Работник она безупречный, быстрый, точный, собранный, ну что от нее ещё можно требовать. Коллективизм или социопатия в рабочем договоре не предусмотрены.
шляпа

Ленка. Глава 3

3. Бухгалтерский отдел

Первые годы мы старались ее как -то растормошить, разморозить. Расспрашивали добожелательно, интересовались. Личной информации от Ленки – ноль. Вроде и отвечает, вроде и вежливо сухим своим голосом, а любой ответ звучит как « отстань»
За четыре года, что Ленка в отделе работает, никто и ни разу ей не позвонил по телефону
Женщины наши так просто не успокоятся. Разузнали о ней кое -то через отдел кадров, через свои какие-то каналы. У Ленки есть мама с папой, вполне благополучные, не пьюшие, не уголовники какие-то .
Есть старший брат, женат , с детьми.
Все это выведали со стороны, Ленка никогда ничего не рассказывала.

Сама она живет в однокомнатной квартире в новом многоэтажном доме , отстроенном как раз напротив виллы нашей начальницы отделом кадров. Замужем никогда не была. Детей нет. Подруг и друзей, насколько рабочий коллектив осведомлен, тоже нет. Пришла к нам из приличной фирмы с изрядным понижением в зарплате и должности, почему там уволилась – молчит.

Умираем мы от любопытства. Что должно было случится в человеком, чтобы стать такой мороженой селедкой?
- Лена, а у тебя в школе подруги были? - периодически подкатывает кто-то
- Были

-А сейчас есть?
-Зачем мне?

-Лен, ты в школе какой предмет любила?
-Я Предметы не люблю.

- Лена, а у тебя друг есть?
- Нет.
-А был?
- Нет.
-А почему?
Пожимает плечами вместо ответа, нос уткнут в компьютер

- Лен, а в отпуск ты куда собираешься?
-Я дома буду. У меня сейчас работы много, извини.

Отвечает вежливо, спокойно, равнодушно даже, ни одного лишнего словца
Никак не откроешь эту добровольную тюрьму
шляпа

Ленка. Глава 4 Отпуск

4. Отпуск

Все, расходилась. Уже можно без страха взглянуть в зеркало и встретиться с собой взглядом.
Уже можно выпить кофе . Уже морально готова одеться и выйти в магазин. Уже отпустил спазм в горле, уже сможет ответить кассирше – одним платежом, пожалуйста. Спасибо.

И даже если встретит соседей, сумеет улыбнуться и выдавить из себя « У меня всё в порядке, благодарю вас».

А завтра надо выгнать себя в парк, побродить по траве , полежать под сосной, растерев между ладонями ароматные сосновые иголки. Провести на ходу рукой по лохматым кустам разросшегося розмарина, а потом идти и долго нюхать , незаметно поднося ладонь к лицу.

Collapse )
шляпа

Ленка. Глава 6 Взгляд из окна .

6. Взгляд из окна напротив

Она идеальная женщина, просто мечта
Я думал, что таких не бывает. Тонкая, как лучик. Слабая, как тростинка. Сильная, как трепещущая струна. Такой нежности, чистоты, изящества в каждом движении, такого достоинства и самодостаточности я не встречал ни в одной женщине. Никакого фальшивого оживления, ломаного громкого смеха, вульгарного кокетничания, навзчивости, самоукрашательства, позерства, всех этих женских штучек. Достоинство и лаконизм. И при этом поразительно фотогенична и естественна , идеальна для съемок
Я смотрю на нее каждый вечер, изо дня в день – как она сидит на балконе с сигаретой в руку, держит ее по мужски, между указательным и большим пальцами, курит глубоками затяжками , с удовольствием – ничего от дамского показушного фукания дымком с оттопыренным жеманно мизинчиком
Ничего показушного в ней вообще. Она живет в другом, своем мире, и не дает внешнему не только запачкать себя – даже прикоснуться к себе.
Эта женщина-мечта, дотянуться до нее я не смогу никогда. А никого даже близкого к ней никогда не встречу
Но чтоб продлилась жизнь моя
Я утром должен быть уверен
Что с вами днем увижусь я.
Живу – у окна. Старый я дурак
шляпа

Ленка. Глава 7

7. Бухгалтерский отдел

На фирме придумали очередную игру для объединения коллектива. Любит у нас отдел кадров такие штуки устраивать, поездки однодневные, корпоративные дни отдыха, походы на выставки, юбилеи и прочее , повышать мотивацию сотрудников, а заодно и налоги списывать под культурную программу.
В этот раз выдумали: всем сдать в отдел кадров свои детские фотографии, их просканируют и разошлют неподписанными по мейлу всей фирме, а сотрудники должны отгадать, кто есть кто. Ну и премия какая-то символическая самому проницательному
С третьего напоминания Ленка принесла свою детскую фотографию – первоклассница с челкой и косичками, с ямочками на щеках и улыбкой на миллион долларов.
Девки ахнули:Солнышко! Принцесса! И куда что делось!

На конкурсе никто Ленку на фотографии не опознал
шляпа

Ленка. Глава 8 Отпуск

Отпуск

Первые два дня отпуска Ленка пролежала в постели носом к стенке, спала, вставала по необходимости, ела, снова засыпала.
Увы, продукты в холодильнике кончаются, нужно выходить
Выйти из дома не проблема, если делать это регулярно, день за днем. Гораздо сложнее выйти после праздников и выходных, нужно делать над собой усилие. Это не фобия, просто ужасно не хочется одеваться по уличному, выходить, подставляя свое незащищенное лицо под чужие взгляды, рисковать встретить знакомых, с которыми придется обмениваться приветствиями или, что ещё хуже, вступить в разговор
После остпуска, когда совсем одичаешь дома, людей видеть просто физически больно.

Есть, конечно, способы облегчить положение – темные очки, например, или просто этот её отработанный, рассеянный взгляд безо всякого выражения, как бы вдаль и насквозь. Такой взгляд оттакивает любой контакт, создает невидимую стену между Ленкой и окружающими.

Отпуск Ленка взяла небольшой, недельный, как раз на свое тридцатилетие, тем самым избавившись от необходимости приносить на работу глупый тортик и устраивать тягостное застолье с нелюбимыми сотрудницами
Нет, не то чтобы нелюбимыми. Тетки не хуже не лучше других, доброжелательные до идиотизма.

Но как же нестерпимы их разговоры, сплетни, их советы, наивное любопытство и бесцеремонные попытки влезть в её жизнь. Страстное бабское желание пожалеть, чтобыв душе порадоваться своему благополучию, обратная сторона злорадства. Все что-то им неймется разузнать подробности, выпытать тайну скрытной Ленкиной жизни.
Никак не поймут, курицы эдакие – нет никакой жизни.
Есть - день, за ним ещё день, и за ним ещё.
А чтобы не донимали советами и сочувствием, лучше всего попытки общения пресекать сразу, и это Ленка научилась делать виртуозно.
шляпа

Ленка . Глава 9. Бухгалтерский отдел

. Бухгалтерский отдел

Ленка в отпуске, а из отдела кадров ей открыточку с поздравлениями прислали – у нас всех так поздравляют. Оказалось, ей уже тридцатник стукнул.

Надо же, а на вид – подросточек недокормленный, одинокий, несчастливый

Посовещались наши дамы, решили устоить Ленке в отделе день рождения сюрпризом , когда она из отпуска вернется.
Загорелись, разошлись : торт со свечками купить, вина, обсудили, кто какой салатик приготовит.

Подарить ей решили персидского котенка рыжего пушистого, такой хоть кому сердце растопит.
Это Орит придумала, насчет котика, у её соседки как раз домашняя кошка окотилась .
Все эту идею сразу поддержали, котенок одинокой женщине – это как раз то, что нужно
шляпа

Ленка. Глава 10

Брать ссуду в банке, покупать машину на платежи – нет категорически, уже и так ипотечная ссуда на квартиру душит.
Ленке обязательно надо, чтобы свое было своим, а не в долг. Поэтому копит на машину наличными, экономит на чем можно. Можно не на многом, уж она –то подсчитала до мелочей: три тысячи берёт ссуда, три – на сиделку маме, налоги, обязательные страховки, коммунальные услуги, муниципальный налог, подъезд, что там остается-то? Без телевизора и интернета нельзя, совсем чокнется от одиночества, без телефона нельзя – у мамы Айцгеймер, каждый день новости. Продукты, одежда, обувь, шампунь, лекарства, стиральные порошки и прочее. Стиральная машина вот опять барахлит, чинить ещё раз уже смысла нет.
В общем, медленно на машину копится.

Жить в одиночку оказалось гораздо дороже, чем с Сашкой. Вот какая неромантичная мысль

Про это думать нельзя, да и нечего – все давно обдумано, и так и эдак перевернуто , пережито и себя исчерпало, ничего нового уже не надумается.

Завтра будет кошмарный день – надо будет выйти на работу после отпуска, вытерпеть любопытные жалеющие взгляды и настырные расспросы, но потом все наконец от неё отстанут, она углубится в работу и отвлечется, и станет легче. Рутина – это легче. Можно будет спокойно работать неделю и мечтать о выходных.
А в выходные спать – и мечтать, чтобы они прошли скорее.
Чтобы вся эта жизнь как-то прошла скорее, как весенний насморк.

Смерти и загробной жизни Ленка не боялась
Нет никакой загробной жизни. Просто ничего нет, ни обиды, ни боли, ни мыслей, ни жалости к себе, не скорби об уходящей бессмысленной жизни – ничего нет. Покой
шляпа

Ленка. Глава 11. День рождения

День рождения прошел так себе. С утра наши женщины сияли, шептались, хлопотали, прятали угощение и цветы, – но все зря. Ленка как воткнулась носом в свои ведомости, так до вечера и головы не поднимала, про отпуск свой не рассказала ни слова, и приготовлений и праздничного оживления в упор не видела. Но мы-то уж ее знаем, привыкли. Она всегда такая.

Вечером столы в отделе сдвинули, скатерть белую постелили, стол накрыли. Ленка стояла белой мумией, а не виновницей торжества, под конец только догадалась помочь тарелки расставить. Поздравления выслушала, поблагодарила деревянным голосом, кусок торта через силу съела, оскалилась улыбкой своей звериной, то ли глаза блестят за щелками век, то ли слезы, котенка унесла домой.

Начальница наша утверждала, что Ленка очень растрогалась, ну, в той мере, в какой она вообще способна на какие-либо эмоции, и все время шептала про себя «спасибо, спасибо».
Все с ней согласились

Мне , правда, показалость, что Ленка шептала про себя «идиотки, идиотки», но я свои подозрения не озвучила – зачем всех огорчать?
шляпа

Ленка. Глава 13.Бухгалтерский отдел

13. Бухгалтерский отдел
Бухгалтерские дамы были сильно разочарованы. Они сделали доброе дело, старались совершенно бескорыстно – но ведь спасибо-то тоже хочется получить за всё хорошее ?
Месяц потом к Ленке подкатывались, выведывали , жив ли котик, прижился ли дома, как назвала.
Живет, что ему сделается, – поджимает худыми плечами Ленка- Ест. Пьет, спит.Какает
-А где спит, с тобой?
-Где хочет спит.
-А как назвала-то его?
-Кот.
Как играет, как мурлычет, ласковый ли, шкодит ли – ну,выдай что- то , что нормальная женщина взахлеб обычно рассказывает сотрудникам .
Нулевая информация. Нулевые эмоции. Робот говорящий
-Ты его хоть любишь, котёночка своего рыженького?
-Льдистый взгляд сквозь тебя, холодно- недоумевающий – Кота?!
Посплетничали, постановили, что аутистка и лесбиянка, да и оставили Ленку в покое. Только по работе к ней обращались. Ну столько ж можно об стенку головой биться?
шляпа

Ленка. Глава 14

14. У психолога

Я как баба стал сентиментален. Плачу всё время, представляете? Смотрю на нее, как сидит ночами на балконе, шея тонким стебельком , в посадке склоненной головки что-то волшебное и до слез трогательное.
Рыжий котенок на коленях, три кошки у ног, луна полная над головой – инопланетянка, ведьма, ангел, кто она? - а слёзы сами льются.
Тонкая, прозрачная, совсем одна на свете со своими котами. Так хочется ей помочь, аж сердце рвется. Я пожилой человек, семейный, дважды дед уже, жизнь, считай , прожил. Мне не надо от нее ничего. Мне бы только голос ее услышать, улыбку увидеть, сделать что-то, чтобы она была счастлива, удивительная эта женщина, ну хотя бы чуть-чуть счастливее.

Я жасмин вдоль своего забора посадил, она любит цветы. Когда проходит мимо, нюхает – а мне радость.
Дети во дворе собираются. Кричат, шумят, ругаются – я их сразу разгоняю Нечего у нее под окнами шуметь, она устала , отдыхает, вон бледненькая какая.

Я знаю, почему она одна.
Это не только мне до нее не дотянуться – никому до нее не дотянуться.
Не родился ещё такой мужчина, который был бы ее достоин.
Я пожил на свете, две войны прошел, разных людей повидал - я знаю, что говорю
шляпа

Ленка. Глава 15 Брат

15 Брат

Мама уже не узнает почти никого. Когда Ленку видит – кричит, бьется.
Папу она тоже уже не узнает, но не боится его. Привыкла, что отец всегда рядом.
Меня мама принимает за своего мужа, с моей женой Эллой и девочками равнодушно- вежлива, не реагирует на них никак. А вот Ленка для неё, как красная тряпка для быка, как её увидит – крик, слезы, кидает в неё чем не попадя, кулаками по лицу молотит, когда Ленка подгузники ей менять пытается.

Ленка молодец – губу закусит и молчит. Держится.
А ведь как её мама всегда любила, куколка моя да принцесса моя, иначе и не звала. Надо же как мозг человеческий устроен странно. Именно Ленку гонит

Сестренка моя бедная. Приходит после работы , на цыпочках, как вор, заглянет из коридора в салон, где мама в кресле спит, папу поцелует, продукты – лекарства-деньги сунет – и назад в свою одинокую квартиру, пока мама не проснулась и её не увидела.

Сашку своего любимого она, может, из-за мамы тогда и прогнала. Как раз в то время все и началось. Болезнь не медленно прогрессировала, а как цунами захлестнула вдруг мамин мозг, перевернула всю нашу жизнь, и Ленка как в омут с головой ушла в мамину болезнь, спасала как могла. Читала медицинскую литературу, выискивала специалистов, доставала лекарства - воевала изо всех сил, всю себя отдавала. Только нет таких сил, которые бы тут помогли.

А может Сашка и сам ушел тогда, испугался, что яблоко от яблоньки недалеко падает, кто знает.

А может другое что-то между ними случилось – Ленка же все молчком переживает, все в себе держит.
Работу поменяла, квартиру сама себе купила В жизни помощи не попросит, не поплачется.
Храбрая у меня сестренка и умница.
Вот счастья бы ей побольше , кому как ни ей
шляпа

Ленка. Глава 16

Ленка


Не могу я больше думать об этом . О том, что было бы, не упади тогда на меня мама. Увидела меня, кинулась с кулаками, да и перевернулась мне на живот вместе с инвалидным креслом. Это не мама на меня с кулаками, это болезнь, я знаю

Может, не случись тогда у меня выкидыш, случился бы сам по себе позднее.
Или ребеночек родился бы больной, или мертвый – всякое бывает, если не судьба.

Может, мама тогда меня спасала, ведь должен же быть какой –то смысл в последовательности событий.
Человек слишком мал, чтобы осознать, куда ведет рука судьбы, видит только сегодняшнюю боль.
Если у меня не родился Сашкин ребенок – значит, ему не суждено было родиться, а что привело к этому – не так уж важно.
Мама всегда меня любила, очень.
Может быть и в болезни, звериным уже чутьем она почувствовала угрозу для меня, и не осознавая эту угрозу устранила.
Может быть видела в будущем нас с Сашкой, бьющимися над постелью больного ребенка. Не зря ведь у нас резусы разные, это же тоже случилось почему-то, что редкая группа крови и несовместимость.
Может, мягким своим, нечеловеческим уже мозгом поняла, что не нужен Саше этот ребенок, что не будет нам вместе счастья – вот и толкнула меня тогда.
Больные – они ведь очень интуитивные

Если на дороге слишком много препятствий – значит ты идешь не в ту сторону , - говорила мама. Она всегда была права
И ещё она всегда говорила , что все делается к лучшему

Сашка встретил свою старую любовь. Именно тогда, когда я ему о беременности рассказать собиралась . Разве это не знак?
Нет, он готов был от любви отказаться, у него обязательства передо мной , он готов пожертвовать собой. Я не готова
Ни быть любимой из жалости или преданности, ни делать отцом Сашку, который ещё и мужем-то стать был не готов, старую любовь не пережил, не решил , кого же он любит, меня или её.
И тут – выкидыш.
Все само сразу решилось.
И все сразу разрушилось, все.

Не буду об этом думать. Я всё забуду. Я только Котю люблю. Котю моего рыженького. Ну иди сюда, бандит, иди, хвостастик, тёпленькие ушки тебе поглажу.
шляпа

Ленка. Глава 17

17. Отец

Машеньку придется сдать в заведение.
Ни у кого уже сил нет, ни у меня, ни у Михи, ни у Леночки, как она не бодрится, ни у сиделки.

Соседи все понимают и жалеют нас, конечно, но крик этот непрестанный их уже тоже замучил, Машенька кричит и кричит, и раскачивается в кресле, и никого уже не узнает.
Сердце у неё крепкое, давление хорошее. Она ещё много лет так проживет. Нам не потянуть

Леночку, любимицу свою, принцессу свою, не узнает, близко не подпускает.
Леночку и правда не узнать стало, смотреть больно: щеки ввалились, худая, жесткая. Все себе что-то думает, думает, молчит – страшно за нее.

С Сашей у неё всё почему-то разладилось. А ведь какая любовь была, какая пара была красивая. Думал, всю жизнь вместе счастливо проживут.
И нет у неё никого после Сашки, и не ищет. А время-то идет. Сашка, говорят, уже жениться успел, развестись и ещё раз женился. А Леночка все одна.
Поговорить с ней – отмалчивается, обнять и пожалеть – страшно, как будку высокого напряжения обнять, так горем от неё и шибает.
Я перед Машенькой был грешен, уходил от неё по молодости, бросал, опять возвращался . Леночка и меня в маминой болезни винит наверняка. И в больницу отдавать не разрешит
Беда.