October 3rd, 2013

шляпа

Любовный треугольник

Мы недавно вернулись из отпуска по Италии – были несколько дней в Риме, а потом сняли парусную яхту в Сицилии и недельку с друзьями плавали по безумной красоты сицилийским островам, Вофка капитанил.

Впечатлений уйма, они понемножку оседают и упорядочиваются, и отчет о поездке я со временем выдам, а пока что неосевшие впечатления бурлят и выплёскиваются через край, и я терзаю сотрудников, кажый раз рассказывая им какой-то эпизодик из калейдоскопа приключений.

И вот расказала я, как мы приплыли (пришли! Под парусами – ходят!) к одному из островков, Филикуди, кажется, они уже все у меня перепутались в голове, привязались к буйку недалеко от берега, взяли лодку – резиновая такая широкая лодка с мотором и веслами, динги называется, туда могут усесться 4 тонких или три толстых или 2 любых человека и куча мешков с барахлом.
Мотор у нас не завелся, поэтому, как в задачке про козу и капусту, перевезлись последовательно 6 человек на берег и радостные, летние, отправились навстречу приключениям.

Приключение в виде худого носатого итальянца Гвидо на раздолбанной машине нашлось немедленно.
Он достал из машины «глобус острова» и решительно направился к нам с Ирис. Я по итальянски понимаю только «квадра литро вино», поэтому все его красноречие и жестикуляция обрушились на Ирис. Такого энтузиазма хватило бы, чтобы пала Бастилия. Ирис гораздо сговорчивее Бастилии, она пала сразу.
Оказалось, что Гвидо предлагал экскурсию по острову с демонстрацией невероятных видов, включая закат между вершинами двух гор.

Я сразу заявила, что после килевой, бортовой и броуновской качки на яхте я ни в какую машину не полезу ни за что, и, как меня не отговаривали, решительно повернула к выходу от причала, а остальная команда стала ждать машину побольше, которую обещал Гвидо.


Collapse )
Когда я околела ни на шутку, снова пошла бродить по причалу. От двери одного дома выходила высокая каменная лестница со стеной с ветреной стороны. На верху лестницы сидел черный кот с белым носом, кот сказал мне мяу.
Я присела на нижнюю ступеньку, защишенную от ветра, и стала строить коту глазки.

Кот быстро повелся на мои заигрывания, спустился пониже, перевернулся на спинку и вдруг вытянулся в длинную шерстяную веревочку пузом кверху.
Я опасливо погладила ему лапку, вдруг психанет, большой кот-то , с когтями.
Кот пружинкой развернулся, прыгнул ко мне, зашел за спину и стал тереться и бодать меня большой горячей башкой. На такое близкое общение я не рассчитывала, а ну как он блохастый.
Но кот уже перешел на самообслуживание и страстно об меня тёрся. С точки зрения блох терять уже было нечего, а кот был теплый, и я стала гладить его гладкую черную спинку и твердую ушастую башку.
Кот пришел в экстаз! Кончилось тем, что этот нимфоман безапелляционно запрыгнул ко мне на колени, тракторно мурчал, трясся как яхтенный мотор и выражал крайнюю степень кошачьего удовлетворения.

Я сидела в темноте окоченевшей попой на ступенях чужого дома на причале крошечного сицилианского островка, обнимала горячего виброкота, смотрела, как старички-туристы собираются на свою круизную яхту, стилизованную под пиратскую шхуну с Веселый Роджером; как запираются двери лавок , как зажигаются большие звезды, огни на яхтах, поднимается из моря алая луна, и море уже не черная мертвая дыра, а живое, плещущее, с белыми барашками и искорками.
Вино и усталость затуманили сознание, и я сидела зачарованная, без тела, без мыслей, без времени, просто сидела и дышала и впитывала эту красоту, и уже хотела, чтобы оно никогда не кончилось, это пронзительное чувство свободы и одиночества, а кот тихо урчал на моих коленях.

Через какое-то время сверху, в доме, открылось окно, и женская рука убрала с подоконника горшок с цветком – ну, просто на всякий случай, а то ходят тут всякие.
А ещё через какое–то время вышла женшина и коротко окликнула кота, вроде бы сказала « ужин»
Кот, который невменяемым расслабленным ковриком лежал у меня на коленях, сгруппировался, резко подскочил, мощно оттолкнулся от меня всемя четырьмя лапами и не оглядываясь побежал на зов вверх по ступенькам. Предатель.

Цветок забрали, кота забрали – обидно, да? Я почувствовала себя Чарли Чаплиным, грустным бездомным персонажем, и только направилась опять к динги - вот, пусть все приедут, а я сплю в лодке как бомж! – как из подъехавшей машины высыпала наша довольная веселая команда и моё представление не состоялось.

Ну, а дальше все переправились на борт без приключений, и все было просто прекрасно, хотя вместо ужина и горячего чая с ромом, который должен был приготовить к моему приходу изведшийся от беспокойства супруг, мы увидели двух совершенно умиротворенных хмельных морячков, Вофку и Славика. Они и понятия не имели, что я куда-то лазила и мерзла потом на берегу, они не наблюдали за мной в бинокль с трепетом в сердце и не ломали голову, как привезти меня на яхту. Они дегустировали сицилийские вина из пятилитровых бутылей и пребывали в наипрекраснейшем расположении духа.

Так что свернуться коалой под кустом на горе и ждать, когда меня спасут, решительно не стоило. А стоило самой себя спасать, а потом не отдавать чужого теплого кота.

Я пришла к такому выводу, как к жизненной позиции, и огласила эту выстраданную житейскую мудрость сотрудникам.

К моему изумлению, рассказ о моем приключении их очень мало тронул. Их заинтересовал только кот.

Он точно как мой папаша , - сказала одна.

Как мой муж, - сказала другая, тоже где-то обтирается, а свистну, бегом к ужину бежит, поджав хвост.

Как мой бывший любовник, – сказала третья. Умирал от любви, аж трясся, плакал даже, а жена позвала, так пулей домой полетел.

Мужчины ничего не сказали, но каждый вздохнул о своем.

Поэтому так я и озаглавила свою историю, вот про что она оказалась