November 28th, 2011

шляпа

Акция милосердия - БЕЕЕЕЕСИТ!!!

Заехала я сегодня после работы в торговый центр, едва только вышла из машины по направлению к эскалатору, как на меня накинулась стайка мальчишек лет девяти-десяти.
Дай миллион дай миллион, или в современном исполнении – пожертвуй деньги/
Я остановилась.
- На что собираем на этот раз?
- Да кажись на слабоумных детей.
Ну ладно. Я вздохнула и полезла за кошельком.
На самом деле я с гораздо большей радостью пожертвовала бы на умных детей, но уж на что собирают – на то и надо дать, пять шекелей меня не разорят. Я всегда подаю, когда собирают на больных людей, на сирот, или солдатам на праздничные подарки. В больших магазинах деньги приписывают сразу к счету за покупку, в маленьких можно просто кинуть мелочь в копилочки у кассы. Раздаю и на улице, когда просят. Не потому, что я добрая, я как раз нет, а из суеверия, дабы минула меня чаша сия.
Подаю и пьяницам, и наркоманам, и явным жуликам. Меня попросили, я помогла. Что эти люди сделают с деньгами, не моё дело. Если просивший на голодных деток мужик - бездетный мошенник , то это его счеты с Богом, а не мои. Если на мои деньги наркоман вколет себе смертельную дозу, это будет его решение.
Не подаю только людям, которые стучат ко мне в дверь за пожертвованием, и из-за двери же начитают орать – убери собаку!
Я вот не уберу! Не хочешь – не заходи. Собака моя для тебя грязное животное, боишься оскверниться, если дотронешься, да и я для тебя полу-человек, а за деньгами приходишь исправно? Я смотрю в глазок и не открываю.
Ещё не подаю наглой румяной молодухе, которая вечно сидит в плетеном креслице в проходе посредине рынка, поплевывает семечки и бесцеремонно хватает проходящих за рукав.
- Дай 2 шекеля на детишек, два шекеля на шаббат
Я умилялась скромности её требований и давала, думала, она для общины собирает.
А один раз спросила – на каких детишек?
- На моих!
- Иди, корова, и сама заработай на своих детишек!
Но вот чего я по настоящему не люблю – так вот это «альпийское нищенство» младших школьников Дэнги давай! – по требованию школы. Детишки клянчат не для себя, и даже, если потребовать, дают квитанцию. Квитанция всегда на 5 шекелей . Если нет мелочи и дашь четыре шекеля – пойдет самым предприимчивым детям на мороженое.
Я достала из кошелька пятачок и протянула ближайшему настырному мальчишке ( вокруг меня сразу собралась толпа толкающихся детей – эй, тетенька, ему не давай, дай мне! Ну ты, толстый, подвинься, Мне, мне дайте, я уже и квитанцию оторвал!)
Развернула квитанцию и прочитала, что какая-то общественная организация по борьбе с детским диабетом проводит кампанию по сбору средств, дело вполне благородное.

Происходит это, вероятно, так: по школям раздают пачечки квитанций, и детей целым классом выгоняют побираться. Девочки в основном группками ходят по домам, звонят нищенками в двери, мальчишки на людных местах атакуют прохожих. Надо сказать, что дети понятия не имеют, на что они собирают, то есть в школе им толком ничего не объяснили, но приказали выполнить план по сдаче пожертвований, соревнование объявили наверное, или отметку обещали хорошую поставить, то есть мотивации как таковой помочь больным у них нет, есть либо тяжелая неприятная необходимость, либо спортивный азарт.
Деньги небольшие соберут, и на благое дело. Но как это попрошайничество отразится на школьниках? Это ведь не каждый ребёнок настолько нагл и раскрепощен, чтобы обращаться за деньгами к незнакомым взрослым. Были среди школьников девочки, которые лепетали, краснели, опускали глаза, но в основном дети были бойкими, нагловатыми и просить приученные.
Что их них вырастет, из этих маленьких попрошаек?

Очень часто возле больших магазинов стоят лотки с ручной вязки ковриками, меховыми игрушками, цветными свечками, самодельной керамикой , расписными тарелками и прочей мелочевкой.
Цена такой ерундовинки – десять шекелей, её производят душевно больные люди, инвалиды, хронические больные , для которых организуют такие трудовые артели. Это трудотерапия, а не заработок, но люди стараются быть полезными для общества, вяжут, шьют, лепят, радуются и гордятся, когда их поделка продается и они могут хоть частично окупить свое содержание. Купите такой пустячок, не пожалейте десятки. Это и называется благотворительность.

Если школа и общество хотят научить детей милосердию – не нужно раздавать им квитанции и задания по выпрашиванию. Нужно на уроках труда научить их шить, мастерить, рукодельничать – и послать продавать свои поделки, чтобы выручку передать нуждающимся. А можно организовать и за деньги ирии или частных предприятий убрать мусор и листья в парке, покрасить облезшие металлические изгороди в городе, разрисовать подпорную скучную городскую стену, можно устроить выставку- продажу цветов в горшках, выращенных каждым школьником дома; благотворительный платный концерт; продажу на улице бутылочек с водой в жаркий день – да мало ли что можно придумать.

Пока я покупала в магазине продукты, запихивала их в багажник, выруливала со стоянки – меня атаковали ещё групп пять сердитых и замерзших ребяятишек, которых школа послала побираться. Станут ли эти дети добрее ?