October 24th, 2010

шляпа

(no subject)

Сочинение на тему «как я провёла лето – пардон, субботу»

Планов было громадьё – втретиться с Алинкой, вкусно полопать и сладко посплетничать, потом пойти в Бейт Лесин на распиаренный мюзикл с Нинетточкой. <lj-cut>
Пробка от Хамеры до Яная была офигительная, потом долго мучались со стоянкой , втиснулись на последние места на минус 4 на Фришман, поэтому про ресторанчик  оставалось только мечтать. В спешке выглотали в ближайшем кафе по чашке  кофе с тортиком и в театре на свои места пробирались уже по ногам. Удивило то, что зал был не полный, последние пару рядов вообще полупустые – а по краям сцены организовали ещё несколько рядов для зрителей.
Про спектакль я много рассказать не могу, поскольку мы с мужем ушли после первого действия. И мы были не единственные pissed off зрители. Конец  действия был одобрен едва ли тремя-четырьмя неуверенными хлопками, спасибо что не освистали. Я допускаю, хоть и с изрядной долей сомнения, что после антракта артисты разыгрались и распелись, а режиссёр после беспомощно-тягомотной безвкусицы первого действия  вдруг заблистал талантом, Я почти убеждена, что даже если этого и не случилось, снисходительный  израильский зритель всё же наградил спектакль в конце щедрыми аплодисментами, вроде утешительного приза. Но добрый вам совет  -  не ходите вы на « Пробуждение Весны  אביב מתאורר», пожалейте себя, денег, времени и главное – пожалейте театр, так он скорее снимет этот спектакль и спасёт свою репутацию . Да, есть в Бейт Лессин периодически слабые . скучноватые спектакли, но есть и блистательные. А вот такой – впервые.
Спектакль о проснувшейся сексуальности подростков: гиперсуксуальность мальчиков, любопытстве и томлении девочек, от наивных и до изумления тупых ( Нинетт очень топорно играет эдакую принцессочку из детского утренника, для этого её обрядили в короткое белое кукольное платьице, страшно её полнящее, и короткие чёрные секс чулочки. Я думаю, что костюмер театра – личный её враг, ничто так не уродует , полнит и не подчёркивает недостатки, как этот странный прикид).
Выяснилось, что Нинетт не только не может играть, но и плохо поёт, увы. Красивые её глазки и улыбка издали не видны. Котлетка в платьице скачет по сцене и раздражающе пищит, сцена с корзиночкой в лесу целиком взята из Красной Шапочки.
Впрочем, плохо играли в спектакле почти все. Даже любимые мои актеры и актрисы. Девочку, которую избивает и насилует её  отец – садист,  играет одна из моих любимых  актрис. Яркая, живая , характерная, с чудным голосом,  она честно поёт свою партию, и стушевывается во всех прочих сценах, спектакль-то  явно бенефисный, ставился под беспомощную Нинет.
Другие хорошие актёры – учитель, проститутка  - такое впечатление, что они стесняются своей принадлежности к этой муре, "смазывают" роль, делают себя как можно незаметнее.
Сцена -  урок в мужской школе. Учитель (совершенно картонный, одинаковый во всех ипостасях) опрашивает 100% класса прочесть отрывок из Вергилия на латыни. После опроса второго ученика даже самый тупой зритель уже уяснил, что урок скучен и бессмысленен. Зачем, о Боже, за что – надо было опросить всех-всех учеников! Их в классе  девять, и каждый читал отрывок из Вергилия на латыни. Скучччччччччнооооо, затянуто, непрофессионально. Им что, почасовые платят?
Другая сцена. Зал, отводя глаза и тихо вздыхая, 15 минут по часам наблюдал  за актёром, трудолюбиво мастурбирующим на сцене. Всё, халас, enough, мы уже поняли. Достаточно, можно продолжать действие, дальше, пожалуйста. Но неееет, сцена всё тянется и тянется. Интересно, сколько человек в зале посмотрели на часы? Наконец мастурбатор прекратил – зал ликует! Увы, ложная радость. Он облизывает руку и продолжает левой
Лаконичные, толковые декорации – хороши как всегда. Спускается голый сук – лес. Несколько стульев – класс. Табуретки с сеном – вот вам сеновал для сцены любви. Но почему же  сама-то сцена любви такая корявая, некрасивая, затянутая?!  Как в том анекдоте:
 -Я Вас хочу
 -Ой, боюсь
-Ты так боишься, как я хочу.
Актёры, неубедительно изображая робость, трепетность и невинность, тянут неуклюжую сцену грехопадения на сеновале, эротики в сцене – как при скрещивании дрозофил.  Для тех, кто задремал  и проспал главную мысль о триумфе любви, актёр стягивает штаны и огорчает зрителя своей попой,  Нинет принимает позу и задирает ножку, дабы сомнений в свершившемся факте не оставалось. Красиво это поставить и сыграть никак нельзя было, дабы не разрушить общую блёклость действия.
Я не касаюсь здесь достоинств пьесы. Раз её выбрали, то вероятно в ней есть какие-то неведомые мне достоинства. Но спектакль почему такой неприятный и скучный? За что вы нас, зрителей, так? Пропала суббота L
</lj-cut>