ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Categories:

Отступник. Глава девятая.

Поcле воскресной службы мы ждали в гости детей, Кристи и Анну.

Моих сыновей не ждали.

Старшего я не видел уже больше шести лет, он так и остался в Эквадоре и ни разу не приезжал. Мы изредка разговаривали в скайпе, я с трудом узнавал в этом усатом смуглом мужчине с залысинами своего обожаемого первенца.

Младший сын окончил колледж, жил в районе Марлебоне в очень приличной квартире с симпатичной рыженькой девушкой - англичанкой .
Созваниваясь с сыном,  я говорил ей Hello, она приветливо махала мне в камеру ладошкой, отвечала с тяжелым предыханием  «Халло Марк» и отходила, давая место перед камерой сыну. На этом наше общение заканчивалось, лично с ней мне познакомиться не довелось.

Сын работал в крупной страховой компании, преуспевал и был хорошим уважительным сыном, что означает, что он раз в месяц звонил мне  чтобы узнать what’s up и сообщить, что он тоже all right.
В гости к себе он нас никогда не звал, по-видимому, стеснялся, мы не соответствовали его уровню.

Повидаться приезжал два раза в год, в день рождения матери и в день её смерти.

Мы вдвоём  ходили на Инночкину могилу на еврейском кладбище, потом выпивали по рюмке виски в пабе и я провожал его на поезд.
Домой  к нам он заходил крайне редко, был очень вежлив с Верочкой, которая суетилась вокруг него с чаем и пирогами, и спешил уйти под каким-нибудь благовидным предлогом.
Он никогда не стал так близок с Верочкой, как её дочери – со мной.  Я не спрашивал, почему, как говорится, не будите спящего медведя.


 А вот Верочкины девочки приезжали домой часто, мне кажется, они любили меня. Обнимались, радостно пищали и висли на шее, смеялись моим шуткам, покупали мне милые маленькие подарочки по случаю и без.

Жили они уже давно самостоятельно.

Средняя, Аня, или Энн, как она стала здесь себя назвать, за несколько лет жизни в Лондоне превратилась в сногсшибательную леди, из тех, что на сленге зовутся posh people. Прекрасные манеры, стильная  элегантная одежда, не крупные, но дорогие на вид украшения, просто и со вкусом уложенные волосы, неброский  макияж. Аня выглядела  как картинка из светской хроники, мы с Верочкой не могли на неё налюбоваться,
 В её английской речи даже появился акцент дорогой школы, которую она никогда в жизни не посещала.
Как же произошло это волшебное превращение а-ла Элиза Дулитл?

На наши ахи и охи Анечка только отмахивалась – вот, приходится соответствовать.
Аня работала продавщицей в брендовом ювелирнорм магазине в Westfield Village, элегантность и шик были там дресскодом, за внешностью продавцов очень следили.
Все её наряды и сумочки – хорошая подделка либо куплены в аутлетах в конце сезона и в бутиках со вторых рук, бриллианты  - бижутерия.


Младшая, Кристи, была полной противоположностью сестре.
Драные джинсы, невероятные пестрые майки одна на другую, дико выстриженные волосы: справа под бокс, слева длинные, косая челка зеленого цвета падает на грубо обведенные черной тушью глаза, -Кристи говорила, это чтобы недосыпа не видно было.
Громкий голос, взрывной хриплый смех, размашистая походка.
Но при этом не ходит по ночным клубам, не курит, ни персинга у неё, ни татуировок никаких нет,  слава Богу, хорошая целеустремленная девочка.

Кристи работала вечерами барменшей на Эрлс Корт, с утра подрабатывала несколько часов в маленькой частной аптеке, днём училась на курсах парикмахеров - стилистов и при этом умудрялась ещё когда-то спать.
Она снимала дешёвую квартирку пополам с подругой и наотрез отказывалась брать у нас или у сестры деньги, хотя мы были готовы помочь.


По непонятной причине сестры, такие дружные в детстве, совершенно разошлись.
Если раньше они без конца шептались между собой, хохотали над им одним понятными шутками, ласково подтрунивали друг над другом, то сейчас они едва разговаривали, вернее, порыкивали друг на друга.

Кристи всегда старалась поддеть Анну, а та либо пропускала её язвительные наскоки мимо ушей, либо, снисходительно повернув головку на длинной шее в сторону младшей сестры, бросала уничижительным тоном: ты бы лучше пошла умылась.


Верочка считала, что Кристи просто завидует.
На кухне шепталась с Анной: ну своди ты её к своему парикмахеру, на шоппинг, где ты там всё себе покупаешь,помоги ей прилично одеться.
Анна прохладно улыбалась: оставь, мама, это бесполезно, она не хочет.

На самом деле причина оказалась в другом.

Выяснила это Верочка совершенно случайно.
В один из приездов  Аня оставилала у нас тонкий теннисный браслетик, - она сняла его, помогая Верочке на кухне, да и забыла.

Верочка нашла, взялась рассматривать, увидела пробу и понесла браслет к местному ювелиру.

Вернулась домой чернее ночи. Тонкий теннисный браслетик-бижутерия стоил невероятных денег.
Продавщица ювелирного магазина, даже самого шикарного, не могла бы заработать на такую побрякушку за всю жизнь.

Дальше были звонки, слёзы, обвинения.
Верочка кричала, что браслетик ворованный, что дочь попала в лапы к воровской шайке и нужно срочно бежать в полицию.
Аня пыталась её успокоить, что всем девушкам –продавцам выдают такие вещи в магазине в качестве рекламы, только поносить и вернуть.
Верочка не верила, грозилась приехать в магазин и все сама выяснить.

Правда заключалась в том, что  Аня уже несколько лет жила с богатым женатым мужчиной  и ни в коем случае не собиралась прекращать эти отношения. Скрывала от нас, зная, что мать её никогда не поймёт.

 Из-за истории с браслетом Анне пришлось приехать и все нам открыто рассказать: да, он женат, взрослые дети, с женой давно живут отдельно, но разводиться не собирается, это его разорит, да и жену такое положение вещей пока устраивает.

Верочка зашлась в истерике, кричала, рыдала, кидалась с кулаками на Анну и требовала покаяния, покаяния, искупления!

Я никогда ещё её такой не видел, это было просто страшно, она была как безумная.

Ана стояла, бледная, в слезах, и как пластинка твердила одно и то же в ответ на Верочкины крики, -наверное, зная мать, она  давно уже отрепетировала эту речь про себя:            

  - Нет, мама, я не падшая женщина, я люблю его, а он меня.

  - Нет, мама, мы живём в любви, а не в грехе. Успокойся и дай мне жить, как я хочу и умею .

  - Нет, мы не будем венчаться, так,  как сейчас, хорошо для всех кроме тебя.

 -  Нет, я не кончу жизнь бездомной бродяжкой, он купил мне квартирку на Эшере, возле моей работы.

 - Нет, я его не брошу,  и Бог меня за это не накажет. Бог меня накажет, если я его брошу, нельзя разрушать любовь.

  - Нет, мама, ни к какому пастырю ни на какое покаяние не иду.

Скандал длился  до ночи. Верочка, страшная, распухшая от слез, тряслась и требовала покаяния,  грозилась  Анне материнским проклятьем, отлучением от церкви за блуд, Страшным Судом.
Её бы воля, она предала бы Анну анафеме!

Я пытался  её остановить, утихомирить. Анна взрослая женщина и сама ответственна за свою жизнь, мы можем её не одобрять, советовать раскаяться, но не можем ей это приказать.

Верочка была совершенно невменяема , билась у меня в руках и никого не слышала. Кричала « Не покаешься - прокляну! У меня больше нет дочери!"
Велела Ане убираться и  на глаза нам не показываться,«не осквернять наш дом» .

В  дверях я успел шепнуть  Анне  "позвони, когда она остынет",  но Верочка не остыла.
На все мои уговоры о прощении, христианском милосердии, о том, что за ошибку не отрекаются от дочери,  Верочка  трясла у меня перед носом Новым Заветом, Писаниями Апостола Павла  к Коринфянам : Вот, читай ! Он писал « не сообщаться с блудниками», а вот  здесь написано «извергните развращенного из среды вас».

 После Аниного ухода она плакала по ней, как по умершей.

***

Между нами тоже начались ссоры.
Верочка упрекала меня в том, что верую я недостаточно искренне, не сердцем, а головой.
-Это же так просто,  - сердилась она, -  не ищи формулу Бога, физику Бога. Просто раскрой свою душу и поверь, впусти Бога в себя, и вся жизнь твоя изменится.

 - Ну зачем, зачем тебе эти разговоры, Верочка, я же сделал всё, что ты хотела. Я не могу дать больше, чем я могу.  Я не могу заставить себя перестать думать, я физик.

 - Ты сделал из выгоды. От ума, а мне нужно – от сердца. При воцерквлении важна мотивация. Ты пошел в христианство из выгоды, а не по велению сердца.

 - Конечно же сердца, Верочка, я пошел в христианство из любви к тебе.

Ссоры кончались сладкими примирениями, но всё равно у меня оставалось чувство, что от меня требуются дать что-то, чего у меня нет и чего иметь мне не дано.
Сначала  она хотела, чтобы я стал добрым христианином из любви к ней, теперь требует, чтобы это было из любви к Христу.
Зачем нам этот третий лишний?
Почему она просто не может оставить меня в покое из любви ко Мне, любить меня тем, кто я есть, кем я всегда был?

Еврей крещёный - что вор прощёный, - кинула мне как-то в сердцах Верочка в одну из наших ссор.

В ушах у меня звучали горькие мамины слова :"Не будет у тебя с ней счастья, сынок. Мой грех, мой."




    
Tags: Отступник, РАССКАЗЫ
Subscribe

  • Мой отчет о пoкyпке на aliexpress

    Вова пришел сегодня домой очень- очень злой. Я попросила его зайти по дороге с работы на почту за моей посылочкий, и он зашел и получил. Сказал,…

  • Любовь зла.

    Наша собачка Лариска влюбилась, трагически безответно. Началось это так. Было очень жарко и очень лень гулять, и я выпустила ее в нашем…

  • Жалобы

    Вот нет в Израиле осени и весны. Есть либо зима - либо лето, причем меняются эти сезоны буквально за один день. Eще зимние вещи не успела убрать - а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments