ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Categories:

Чужая свекровь.

Софья Михайловна давно овдовела и  позднего своего сына Женечку воспитывала одна, теток-бабушек дедушек уже никого не осталось  в живых.



Растить одной сына в смутные перестроечные времена – миссия  мягко говоря нелегкая, и в девяностые годы  Софья Михайловна репатриировалась в Израиль, прошла стандартные  этапы вживания в новую страну, начиная с  мойки подъездов и уборки чужих квартир, наконец осела на скромненькую зарплату  в какой-то строительной конторе, проектировала коммуникации, что было, считай, работой по специальности.

Как одинокая репатриантка с ребенком она получила неплохое социальное жилье, двушку на краю света – в Эйлате. Далеко, но ей там нравилось, особенно когда Женечка после школы пошел  в армию : служил совсем рядышком, почти каждый день домой приходил.

Женечка вырос красивый, высокий, любимец  женщин, душа компании.
Русский язык он не забыл, но родным для него  стал  иврит: с друзьями- товарищами разговаривал только на иврите, а  с мамой – в забавной манере  многих  репатриантских детей, когда мать говорит ему что-то по-русски, а он отвечает на иврите, и оба они этой странности не замечают.

После армии Женя поступил в Технион. На учебе особо не надрывался, хватало времени и сил  для  вечеринок, бассейна, пляжного волейбола, кружка сальсы .
На сальсе  знакомился  с девочками, заводил  краткосрочные  романы, но к матери в Эйлат своих подружек никогда не привозил, называл их соратницами по сексу, всерьез не воспринимал.
А одну – привез познакомиться.

Девочка была совсем не в его вкусе,  он любил ярких, шумливых хохотушек.
А эта - очень серьезная, тихая.  Блондиночка, тоненькая, на четыре года его старше .
Новая репатриантка, училась на последнем курсе, дополняла советский диплом.
Она была разведенка, с шестилетним сыном от первого брака, жила в съемной комнатушке в Крайотах, ещё и матери-пьянчужке на Украину умудрялась деньги посылать


Софье Михайловне она не то чтобы не понравилась – ей не  нравилась сама ситуация.
 Ее Женечка мог бы выбрать девочку и помоложе и покрасивее,  без проблем и семейных драм, из  хорошей состоятельной семьи, и чтобы устроить красивую свадьбу, а потом не  мыкаться по арендованным квартирам, как она в свое время, всё в нуля, а начать жизнь с определенного достатка, устроиться по-людски.

С новой подругой сына  Софья Михайловна держалась подчеркнуто холодно, официально, но потом сыну высказывала все  материнским ревнивым глазом выхваченные недостатки: волосенки жиденькие, очкастая, сонная какая-то, чашку за собой не помыла, и сын у неё невесть с какой генетикой, и сама не дай бог из какой семьи. И зачем тебе, молодому-красивому, совать здоровую голову в больную постель?

Сын материнские слова на ус может и мотал, но с белобрысенькой своей – её Алёнка звали - не расставался. Сам стал посерьезнее, меньше по барам с друзьями болтался, учиться стал лучше - Алена помогала.


Однажды на весенние праздники Женя  приехал навестить  мать один.

- Алена на сохранении лежит, - буркнул в ответ на её незаданный вопрос, - пять месяцев беременности, очень тяжело носит.

Сердце у Софьи Михайловны ёкнуло.
Так значит водоросль эта бледная ещё и беременна, решила моего мальчика захомутать, - взметнулась горькая волна.

Но как взметнулась, так и отхлынула.
Есть факт, с которым не поспоришь:  подруга сына беременна,  и если всё с этой беременностью пройдет гладко, то она сама  станет бабушкой.

Эта мысль не испугала, а разом успокоила и согрела.

Сын давно стал от неё отдаляться, живет на другом конце страны своей непонятной жизнью, в которой она лишняя, на каникулы не спешит к матери приехать, а она всегда одна, любит его, скучает, но даже поговорить с ним по душам не получается.

Другое дело, если сын  женится, а она станет бабушкой. Будет их ребеночка нянчить, баловать, будет им самым близким и нужным человеком. И её собственная блеклая жизнь обретет смысл и новые краски.

Так что вместо того, чтобы рассердиться, Софья Михайловна неожиданно для себя обрадовалась.

Но сына поздравлять не стала. Надо же , как он родной матери такие новости сообщил, как бы между прочим, как соседке!
Поэтому мыслями своим она с ним не поделилась, сухо, как уже давно привыкла вести с ним  все разговоры, которые касались Алёны, осведомилась : Когда ей рожать?

В начале августа должна, - буркнул сын и нырнул с головой в холодильник, отгородился дверцей, закончил этот разговор.

Не ешь холодное, я тебе сейчас погрею, - согласилась закрыть тему Софья Михайловна, ей тоже надо было перевести дух, собраться с мыслями, решить, как реагировать.

Больше они на тему будущего Жениного отцовства не говорили.
Сын на следующий день с утра уехал , а Софья Михайловна осталась со своими размышлениями и планами.

Нравится – не нравится ,  ешь, моя красавица, - сказала сама  себе  давнюю  присказку применительно к сложившейся ситуации. - Ну что ж, переварим и это.
Да, невестка у неё будет не та, которую она вымечтала для сына, да и рановато ему жениться, ещё два года учебы впереди, а тут такой груз – двое маленьких детей. Но есть и плюсы в ранних браках:  дети здоровее, будут расти с молодыми  энергичными родителями, а не как ее Женечка, сирота  с одинокой немолодой матерью.
И Алена эта не так уж и плоха, если посмотреть:  сдержанная , умная,  вежливая,  и фигурка у  неё чудесная тоненькая , Софья Михайловна о такой фигурке и в молодости –то не мечтала. И это после рождения ребенка. Значит, и после вторых родов не расплывется.

Кроме того, женщина, наученная первым  неудачным  браком, свой второй шанс бережет, обходит углы и неловкие ситуации, на которых так заостряют внимание требовательные и капризные новые жены.
И хозяйственная она, и собранная – её –то сын не слишком самостоятельный, привык, что мама за ним ухаживает, вон у него в общежитии какой кавардак .

А сын Аленки  от первого брака ей на самом-то деле нравится, хороший воспитанный мальчик, не из этих, диких - орущих , на риталине.

Первый шок и возмущение прошли, постепенно жизнь сына стала вырисовываться ей в новых красках:
чистенькая квартирка вместо его общаги с попойками и девками, деликатная умная  жена, радостные чистые детки, один из них – её собственный любимый внук.

Софья Михайловна заметила, что в своих нескончаемых мыслях она стала называть подругу сына не «она», как неприязненно всегда  думала и говорила об  Алене , а по имени и даже ласково, Алёнка.
Сыну с ней хорошо, вместе они уже второй год, сама Алена женщина порядочная, мало ли почему люди разводятся,  и Женьку она очевидно любит, аж глаза светятся, когда смотрит на него, такое не сыграешь. Пусть живут,  а уж она-то во всем им поможет

И впервые со времени их знакомства Софья Михайловна  решилась сама позвонить Аленке, узнать про её самочувствие. Поболтать по-семейному.


Самочувствие было так себе, но из больницы Алена уже выписалась. Нужно с Санькой, её сыном, побыть, детский сад  на праздники закрыли, а ей ещё пару экзаменов, которые из-за больницы пропустила, придётся  досдать и курсовую работу написать, она не может себе позволить последний год учебы завалить .Она ещё вечерами частными уроками подрабатывает,  старшеклассников к выпускным готовит .
А Женя экзамен один завалил, она его отвлекать не хочет, ему важно подготовиться, третий курс самый важный.С домашними заботами она сама справляется, а в июле она обещала Женечку с друзьями в Индию  отпустить, он это  давным-давно  планировал, а сейчас последний шанс до рождения ребёнка.

Я приеду в в августе к твоим родам и помогу с малышом, отпуск возьму и приеду, - пообещала Софья Михайловна неожиданно для самой себя, хотя в Аленином голосе не было и намёка на просьбу, она просто честно объясняла ситуацию. Алена вообще такая, спрашиваешь – отвечает прямо и без эмоций, нет в ней хитрости, требовательности или манипулирования.
В свой отпуск Софья Михайловна мечтала наконец-то съездить в Париж по тур. путевке, но Париж может подождать.

Спасибо, - просто сказала Алена, и Софье Михайловне показалось, что у неё в жизни появился родной человек.


Рожала Алена тяжело и долго.
Узкий таз, низкий гемоглобин,  давление вдруг скакнуло до опасного уровня.
Пока Алена была в сознании, она всё спрашивала про Женю, где он, куда он делся, ведь он отвез их в роддом,  а Софья Михайловна врала, что сын вышел на минуту, ему дурно, боится крови.
На самом деле она понятия не имела, куда Женька вдруг делся. Потом Алену  увезли на кесарево, так что на вопросы больше отвечать не пришлось.


Правда была в том, что в  больнице Жени не было.
Не появился он и после операции, не отвечал на звонки, не явился забирать ребенка из больницы, не пришел  записывать в свой паспорт. Просто исчез.
.
Забирала Алену с ребенком из больницы   Софья Михайловна.
На такси привезла полумертвую от слабости и горя Алену  и ее розовый малюсенький сверточек , новорожденную дочь Машеньку, в их  квартирку, откуда бесследно исчезли все Женины вещи. Ни звонка, ни записки.

Аленa плакала два месяца.  Плакала, когда кормила, плакала,  когда пеленала , готовила, убирала, таскала на четвертый без лифта этаж коляску, когда стирала, наклонившись над ванной и оставляя под собой тоненький ручеек крови, швы разошлись.
Плакала, когда забывалась коротким сном, и во сне по худому лицу текли медленные слезы.
Плакала, когда ночами делала курсовой проект, слезы стекали  из-под очков и оставляли сморщенные пятна на бумаге.

Она не жаловалась, не обвиняла, просто тихо плакала, всё время.
Софье Михайловне, которая осталась с ней первую неделю после выписки из больницы, сказала : я  не знаю, как их остановить, они сами текут.


Через два  месяца  плакать перестала. Сдала курсовой и экзамены,  записала сынишку в  школу, малышку  устроила в ясли. Нашла новые подработки,  переводы на дому.
Стала совсем прозрачной – но закончила Технион, получила диплом, прошла  интервью и поступила на работу в крупную фирму.

Софья Михайловна приезжала и прилетала из Эйлата при каждой возможности, обнимала детей, забыв, что внучка её, а внук вроде как чужой ,они оба стали её самыми родными.
То, что родилась девочка, наполняло её каким-то новым счастьем, именно девочка, белобрысенькая эта, светлоглазая вертлявая козявочка, тоненькая, как комарик, изящная , как мама.  Внучка, а не сын, стала главной частью её жизни.


Женька не пропал.
Объявился в Эйлате довольно скоро, сказал матери, что не чувствует себя готовым к браку и отцовству, что Алена сильная и справится, что он хочет забыть об этой ошибке в своей жизни, он ещё слишком молод, чтобы платить такую дорогую цену. И вообще он встретил другую женщину, которая ему подходит.
Сообщить всё это Алене предоставил матери, потому что якобы не хотел Алёну ранить, ей было бы больнее увидеть его ещё раз.

Софья Михайловна молчала, вздыхала, не спорила с этим  ставшим ей вдруг чужим и неприятным человеком.
Думала про себя – мой грех, я его воспитала, я и отработаю.

И отрабатывала.
Летела к Алёнке по первому зову и без зова,  работала сверхурочные, чтобы собрать деньги на авиабилет, всего-то два часа лёта  из Эйлата до Хайфы вместо восьми часов автобусом. Мартышечку эту маленькую, белобрыску  Машеньку, с рук не спускала, любила до невозможности, и  Сашеньку тоже. Аленка даже стала её останавливать – спасибо, только  не нужно мне деньги оставлять, они Вам самой нужны, я справляюсь, Спасибо, но  хватит уже детям игрушек, и не надо нам  продукты тащить , Вам же тяжело, я сама.


Вскоре Женя женился, на веселой, красивой, яркой.
Свадьба была богатой и шумной, с пышной хупой, музыкантами, пирамидой из рюмок и многоэтажным тортом с фигурками.

Софья Михайловна очень боялась идти на эту свадьбу.

Она во сне  предстваляла себе церемонию, как в фильмах о католических свадьбах, где священник спрашивает :  « У кого-то  есть возражения ?» , а она вскакивает и кричит – Есть! Есть! У него есть родная дочь, которую он бросил!

Софья Михайловна просыпалась а поту, долго плакала и не могла уснуть.



Скорый развод сына тоже был ярким и шумным, но далеко не красивым.

Вторая его  свадьба была  поскромнее.
Софья Михайловна сидела в нарядном зале торжеств,  робко оглядывалась на гостей, она никого здесь не знала. Все чужие незнакомые люди, даже школьных друзей сына не нашла в толпе. Чужая музыка, чужие речи.

Она чувствовала себя страшно одинокой и ненужной.
Ушла при первой возможности,
Когда сын с новой женой уехали в Канаду, ей было почти что все равно.

Далекий Женя звонил ей из Канады по скайпу, прислал фотографии своей новой жены, новой  дочки, своего нового дома, новой машины. Для неё это было, будто рассматриваешь альбом с фотографиями незнакомых людей, они ничего не говорят сердцу, не делают ближе.
Не полюбилась новая внучка на фотографиях, не полюбилась и по скайпу.

Отправила им  почтой красивый подарочный набор для новорожденной, приехать в гости отказалась, сославшись на слабое здоровье.
Больше и не звали.

А вот внученька Машенька была своя, родная.
Росла на глазах, училась поднимать головку, ползала шустро задом наперёд,  смешно сердилась, когда зубки резались, грызла крошечный кулачок, забавно морщила кнопочку – носик.
Девочка росла с характером, пустышку выплевывала- не терпела обмана,  зато с чмоканьем сосала уголочек  любимого лоскутного одеяла, которое ей бабушка сшила.

И платьица крошечные ей бабушка шила, и кофточки нарядные крючком вязала вечерами  у себя в Эйлате, только и жила мыслью о внученьке. Хоть пару раз в месяц, да приезжала на выходные с кучей  подарков, с продуктами. Тут же по приезде  бросалась кашу варить, яблочное  пюре тереть, морковный сок  выжимать, белье вешать.
Помогала как могла, а в субботу вечером бегом на самолет и домой. У неё же тоже работа, до пенсии ещё далеко.


Но первое слово, которое Машенька сказала, было не бабушка не и не мама.

Первое слово было  – шишина. Шишина, шашина – повторяла часами,  очень ей машины нравились.
Алена тогда только-только свою первую  подержанную машину купила, а то  как бы ей  успеть с утра одного ребёнка  в школу отвезти, вторую в ясли, самой на работу успеть , с пол-дня бегом забрать малышку из яслей,  договорившись, чтобы ей этот час за счет обеденного перерыва  записывали; отвезти её до конца рабочего  дня к няне.  Бегом обратно на работу, вечером  после работы девочку домой  забрать, по дороге купить продукты и подгузники, сварить, постирать,  уроки у сына проверить, двум студентам  проекты начертить  - подработка-то всё равно нужна.  Вертелась волчком!

Хорошо хоть Санька,  золотой мальчик, сам со школы приезжал , помогал ей как мог, серьезный, ответственный, с ним вполне можно было малышку оставить на пару часов, если другого выхода нет.

Машину Алена купила, и основной взнос за собственную квартирку в старом доме  выплатила, и  на садик и няню  и школу  заработала, и на работе её повысили до начальника отдела.

Подросшей дочурке легенду про погибшего лётчика -героя  Алена  сочинять не стала, ответила на расспросы от отце честно:  твой папа нас не любит, тебя и меня,  он нас предал, проживем без него.
Зато у вас  есть бабушка, и мы все  любим друг друга.
Это тоже была правда.


А через пять лет  Аленка  встретила Его.
Как в сказке: Самого доброго, самого верного, самого настоящего, который смог разглядеть чистый воды  бриллиант в  маленькой слабой  женщине и  который полюбил её вместе в её детьми, её очками, её кошками  и смешной беспородной собачкой. Атеистка Софья Михайловна сказала – Амен., Бог есть. Так  давно уже должно было быть. Теперь у меня будет настоящая полная семья.
Так и сказала – у меня.

 ==========
В день, когда родители  Алениного принца должны были придти  знакомиться, Софья Михайловна приехала с самого утра,  для моральной поддержки Алене и чтобы  детей отвлечь, если что пойдет неладно. Она-то помнила,  как сама Алену не хотела, как  сына против неё настраивала. А как сейчас новая свекровь себя поведёт?


На звонок в дверь первая выскочила открывать Машка, любопытная, юркая, как  капелька ртути, разве ж  её удержишь.  .

Кто это у нас тут такие хорошие? , – сладко запела незнакомая женщина  навстречу  маленькой Машке.

- Машенька хорошая, - с готовностью сообщила    девчушка.
- И Санька хороший. И  моя бабушка хорошая. И моя  мама,– обняла за колени  подоспевшую Алену, уткнулась  хитрой мордашкой, – хорошая.
И, довольная  такой игрой, мотнула головкой,  указала на подоспевшую Софью Михайловну: "А это мамина самая хорошая мама."

Алена, которая всегда - всегда  говорила только голую правду,  почему-то не стала её поправлять,
Подтвердила серьёзно :  да, это  моя самая хорошая мама.

 И счастливее этой минуты Софья Михайловна не знала.


Tags: РАССКАЗЫ, Чужая свекровь
Subscribe

  • Мой отчет о пoкyпке на aliexpress

    Вова пришел сегодня домой очень- очень злой. Я попросила его зайти по дороге с работы на почту за моей посылочкий, и он зашел и получил. Сказал,…

  • Любовь зла.

    Наша собачка Лариска влюбилась, трагически безответно. Началось это так. Было очень жарко и очень лень гулять, и я выпустила ее в нашем…

  • Жалобы

    Вот нет в Израиле осени и весны. Есть либо зима - либо лето, причем меняются эти сезоны буквально за один день. Eще зимние вещи не успела убрать - а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments