ерундучок (erunduchok) wrote,
ерундучок
erunduchok

Categories:

Что я хочу

Иногда утром я встаю с чувством, что необходимо совершить подвиг.
Или по крайней мере что-то существенно- значимое, что украсит наш быт и поднимет уровень жизни на другую ступень.


В прошлый раз этим чем-то была посуда. Я проснулась с озарением, что нам необходима новая посуда – белоснежная, безо всяких дурацких розочек и завитушек, она должна быть легка-воздушна, смычку прекрасному послушна, тонка и элегантна. Семья не может благополучно функционировать, если еда подается на старых разномастных тарелках, должна же быть элементарная культура трапезы, традиции, эстетика.
Втемяща себе в голову сей незамысловатый лозунг, я взялась за реализацию проекта.
Надо признаться, что я тогда только-только уволилась с работы, и мне просто необходимо было чем-то заняться, а идея приобретение тарелок отвлекала меня от принятия более радикальных решений. Мой муж это мгновенно понял и горячо поддержал меня в моей обсессии ( да-да дорогая, без тарелок жить нельзя на свете ,нет, купи всё что хочешь, а с два старых сервиза давай расколотим, когда начнем ссориться, планируя следующий отпуск).

Дело в том, что для заполнения вакуума, образовавшегося после вычета девяти часов рабочего времени из моего дневного расписания, я записалась на кружок тайманских танцев, и муж мигом сообразил, чем это ему грозит, и выбрал из двух зол для него меньшее.

Вообще приобретение посуды - это событие не рядовое, как, скажем, покупка белья или обуви.
Посуда бьётся редко и постепенно, и дом обрастает остатками сервизов, случайными тарелками, разномастными чашками и бокалами, невесть с каких пор выжившими и ни к чему не подходящими блюдами, сотейниками и минажницами. Взять и выбросить небитую посуду рука не поднимается.
Отдать некому.
Торжественно выставить сверху на помойный бак не хочу - мы много раз выставляли так обувь и выстиранную и наглаженную одежду, из которой выросли. Часть разбирают, но оставшееся раскидывают по всему двору.
Очень больно смотреть на свои вещи, вывернутые и выкинутые на всеобщее обозрение, чувство , как будто нарушили моё личное пространство , вторглись в интимное.
Так что расколотить при случае оставшуюся посуду представилось мне прекрасным решением проблемы, и мы горячо взялись за поиски белого сервиза. Мы объехали тьму магазинов и налюбовались на бессчетное количество столовых сервизов.

Тут я вру. Израиль страна маленькая, и во всех магазинах имеется более-менее одинаковый ассортимент. Ну , рисуночек чуть другой и цена варьируется вдвое, но всё увиденное было абсолютное не то. Либо тарелки слишком велики, не влезут в мою мини-посудомойку, либо суповые очень глубокие , либо рисунок , либо рельеф, что ещё хуже, и все очень тяжелое, в основном фаянсовое.
Из фарфора можно купить сервиз а-ля кошкин дом: цветочки, позолоты, резные ручки и крышечки суповницы, которой я вообще никогда в жизни не пользуюсь, и куча всяких солонок-перечниц- соусников .

В общем, поиск вожделенной посуды занял у меня не один день. Зато результат превзошёл все ожидания. Я купила до смешного дешёвый столовый набор ( 18 тарелок 3 видов и очень удобная большая миска) из опалового стекла, матовые молочно-белые невесомые предметы простой приятной формы, ничуть не хуже фарфора.(Лучше!) Теперь каждый день, накрывая на стол, радуюсь, бывают вот такие любимые вещи дома. Насчёт хрупкости – пока ничего не разбилось, так что не знаю. Даже упрямый мой Вофка, любитель фиолетовой керамики три медведя, согласился, что есть из новой посуды намного приятнее, аж уж разгружать посудомойку и подавно, по весу раза в два легче фарфора.

Я заметила, что многим женщинам свойственны такие взбрыки – вдруг хочется чего-то новенького. Поменять прическу в минуту душевной невзгоды – рецепт известный. Но организм защищается от стрессов не менее успешно и путем шоппинга, но не болезненного всёсметающего и разрушительного для бюджета, а вот именно такого, целевого.

Моя подруга загорелась как-то приобретением кофейного набора. Миниатюрной изящной женщине необходимо начинать день с чашечки чёрного кофе, сидя на балконе в шелковом кимоно, и чашечка эта должна гармонировать с её внешностью, душевным настроем и ланшафтом. Искания и метания были продолжительны, но сейчас она пьёт свой утренний апельсиновый сок, чёрный кофе из микроскопической чашечки и выкуривает тоненькую сигаретку, испытывая умиротворение исполненной мечты. В прошлые выходные я ночевала у неё, и она сервировала мне на балконе свой элегантный завтрак в фарфоровых чашечках-напёрстках.
Чашечка хорошенькая. Хорошо из неё хомячка поить. Моя собственная кофейная чашка –размером с пивную кружку , толстый синий фаянс с ручной надписью Леон и безыскусным изображением чего-то вроде лютика. Мне вкусно только из неё.

Мой папа вообще любил пить чай из бульонной чашки: большая, широкая, не обожжёшься. Я вся в него, не люблю маленькие чашечки, рюмочки, высокие узкие стаканы. Терпеть не могу, когда в кафе подают капуччино в тонких высоких бокалах. У меня в них нос не пролезает . В басне про лису и журавля я- лиса.
Муж пьёт кофе из неподъемного уродливого бокала в виде бочёнка с надписью «кофе» и сам его моет, чтобы я не раскокала его «нечаянно» как оскорбляющего мои эстетические чувства.
Сын пьёт исключительно турецкий «боц» из самых дешёвых стеклянных стаканов.

Для чая у нас у каждого тоже своя любимая посудина. В Гольфе я купила как-то 6 тоненьких чайных чашечек с забавными рисунками: на одной изображены дамские шляпки, на другой сумочки, на третьей – туфельки на шпильках, чтобы каждый выбрал по вкусу. Никто кроме меня из них не пьёт. Муж любит стеклянную пузатую, как колба, чашку, а сын предпочитает огромные желтые редкого безобразия бокалы, которые дарят в подарок в магазинах при покупке кофе, заварку от них отмыть просто невозможно. О вкусах не спорят. Есть у нас ещё старые, модные когда-то сервизные чашки «мадонна», низкие, перламутровые , с волнистыми боками ,золочёные изнутри. Они были бы очень хороши для рекламы чая, в них даже водопроводная вода кажется золотистым ароматным напитком. Пить из них неудобно и хлопотно, чай мигом остывает.
«Мадонна» лежит в картонной коробке на дне посудного шкафа и достаётся раз в году по случаю приезда Володиного папы, который нам этот сервиз подарил – это его семейная реликвия, воспоминания о счастливых днях и любимой жене, мне от этого никуда не деться. Hа дне того же шкафа скучают два бесполезных кофейных сервиза. Один мне на свадьбу подарили, ну не выбросить же подарок, а один я сама купила на аукционе.

Я тогда много чего напокупала, на этом аукционе. Мне сам процесс торгов очень нравился. «Азартный ты, Парамоша». Больше я на аукционы ни ногой. Выигранные тогда китайские вазы, и правда очень красивые, парные, предназначенные для каминной доски, которой у меня нет так же, как и камина, побились при переезде. Осталась одна – тёмносиняя глазурь, по ней тонкий рисунок , сиреневые с золотом птицы среди диковинных цветов. Любой букет смотрится в этой вазе плохо – цветы проигрывают.
Резной столик ручной работы с того же аукциона стоил мне трижды от своей первоначальной стоимости, постольку его стеклянный верх, закрывающий рельефную столешницу, два раза разбивали дети , а один раз на него свалилась люстра; собака после этого неделю заикалась. После того, что я столько денег угробила на заказ новых профилированных стекол, избавиться от столика представляется мне кощунством, и он торчит в нашей совсем не китайского стиля квартире, как золотой зуб во рту. Терплю.
Ну а выигранный на аукционе кофейный сервиз служит для потрясения гостей. Но только новых гостей. Потому что бывалые гости сразу говорят – неси кофе, только не в твоем эксклюзивном сервизе, давай нормальные чашки.

Я грущу о тех временах, когда люди любили красивую посуду, когда она жила поколениями, стояла в пузатых полированных буфетах, инкрустированных горках, лакированных витринах за стеклом и доставалась на большие праздники, для гостей. Я в молодости повыбрасывала по глупости старинные вещи, доставшиеся мне в наследство после смерти тёток. Наша молодая дурная семья начала строить быт с безликой стенки из прессованных опилок вместо старинной, добротной, доставшейся в наследство мебели, и одинаковых штампованных фаянсовых тарелок вместо хрупкого прозрачного фарфора с желтоватыми прожилками старости.
Правда, было у нас старинное столовое серебро, переходившее из поколение в поколение по женской линии в папиной семье. Его давали в приданное дочерям несколько поколений, оно пережило первую и вторую мировые войны, коллективизацию и Сталина.
Помню тяжёлые, широкие половники разной формы – для супа, для десерта, для подлив. Глубокие, с широкими ручками суповые ложки, вилки с очень длинными зубцами, вилки поменьце, округлые, выгнутые, очень удобные.
Мои любимые десертные ложки , мы с сестрой всегда ели ими суп, суповые ложки слишком большие для детского рта.
Была ещё одна ложечка, наверное для соуса – круглая, глубокая - мы её ненавидели, нам в ней всегда рыбий жир в рот пихали.Все эти предметы были работы одного мастера, на широких ручках выгравирован сплетённый вензель МГ, и я всегда думала, что это мамины инициалы. Очень высокая проба с короной.

Чайные ложки тоже былы серебряные, но уже явно другие, тоненькие, узкие, с изображением маков, и проба современная. Пока я не попала в первый раз в пионерский лагерь с его алюминиевыми приборами, я даже не подозревала, что вилки- ложки могут быть не серебряными, думала у всех так. Никогда это не ценилось дома, ложки и ложки, кто обращает внимание, я во двор ходила с такой ложкой копать песочек в песочнице. Было советское время, долой мещанство, кто тогда что понимал.

Мама наша точно нет, а вот папа наверное понимал.
Помню, я спросила его, указывая на серебряные кольца для салфеток, которые получила в подарок на свадьбу, что это. Помню папины глаза. Он погладил меня по голове и сказал – как много мы тебе недодали, девочка.

Да, мы обедала на пятиметровой кухне на покрытом клеенкой столе, и никогда я не видела льняных салфеток, заправленных в серебряные кольца за субботним столом. Не было у нас субботнего стола, и я даже не подозревала, что такое бывает.
У детей моих тоже не было. Я вот у внуков – да. есть. И субботный стол, и свечи, и трапеза. Традиции возрождаются. Но вернусь к нашим ложкам. Трагедия европейского еврейства , вымирание целых фамилий можно проследить по этим серебряным ложкам. У моего папы было два брата и пятеро сестёр, папа самый младший. Оба брата погибли (один пропал без вести при обороне Москвы). Две старшие сестры, чья молодость выпала на сталинские годы и войну, замуж никогда не вышли – женихов всех в войну поубивали . Умерли обе рано, серебро своё, полученное от родителей в приданое, завещали нам с сестрой , когда выйдем замуж.
Младшая из папиных сестёр вышла замуж за несколько дней до войны, потом он ушёл на фронт и больше о нём никогда не слышали. Её единственная дочь, родившаяся от этого союза, трудно и нище выросшая с мамой, умерла молодой , тетё Сура ненадолго её пережила. Свою часть серебра они проели ещё в войну.
Другая сестра, врач, вышла замуж уже в зрелом возрасте за известного профессора-пульмолога, детей у них не было. Оба пострадали при "деле врачей "После смерти любимого мужа тётя Вера долго болела, платила соседям вещами чтобы принесли хлеба, молока, лекарство. Когда она умерла, в когда-то богатом доме уже мало что оставалось, только старые книги и остатки серебряной посуды, припрятанной на чёрный день, их мы тоже унаследовали.

В общем, из большой когда-то папиной семьи дети родились только у папы ( обе девочки, так что фамилия не сохранилась), и у его средней сестры, чьи дети носят фамилию своего отца – но там отдельная, очень трагическая история .
В общем, получилось так, что всё семейное серебро скопилось у нас.
Чайные ложечки по одной потерялись ещё в нашем детстве , а все старинное серебро, что досталось мне после замужества , пол наволочки – мы снесли в 1991 году в ломбард и продали по 7 рублей грамм, и деньги эти тут же обратились в ничто, инфляция была безумная – но мы тогда уезжали из Москвы, уезжали из России навсегда.
Не знаю, что сталось с серебром сестры, наверное тоже продали. Тогда ничего нельзя было брать с собой, ни посуду, ни книги, ни картины, ни даже старые фотографии . Как мы уезжали, я уже рассказывала в «Собачке из ракушек» .
Семейное столовые серебро, которые предки сохранили для нас, мы не сберегли для наших детей. Моя вина. Поэтому следующей моей обсессией стало приобретение серебрянных ложек для потомков. Дочь, собственно, уже получила на свадьбу два комплекта серебрянных чайных ложечек от бабушек (и там, и там есть своя история, и сын мой последний носит фамилию отца, дай Бог чтобы у него были сыновья. А из Розенманов – девичья фамилия моей матери – не осталось никого, две войны и ленинградская блокада).

Значит, я должна обеспечить приданное сыну, раз больше дочерей в семье нет, не прерывать эту серебряную традицию.
Я ринулась по комиссионкам. Ничего не понравилось. Мне не хотелось покупать старые ложки, съеденные чьими-то чужими зубами и пронизанные чьей-то чужой историей и чужой бедой. Не нравились и современные, безликие как сувениры, бесполезные, невкусные даже свиду.

Повезло в Австрии в сувенирной лавке дворца Людвига II. Одинокую чайную ложечку я углядела на витрине, и что-то в удлинённой капельнке её формы меня тронуло. Цена была вполне приемлимая, и я взмолилась – хочу набор! Продавец вздохнул : есть только пять, поэтому так дешево. Это старинные, остались от родителей, но одна ложечка потерялась.
Он достал из дальнего ящика чёрную потрёпанную кожаную коробку, выложенную изнутри алым бархатом, тиснёная золотом надпиcь Getbuder Reiner silvermanudaktur. Нет, совсем не похоже на мои, утраченные. Эти тоньше, стройнее, современнее – но та же основательность, добротность, вкус в красивых закруглениях ручек, в продуманности формы – приятно смотреть, приятно держать , чувствовать тяжесть и прохладу металла.

И главное – никой истории, чужих трагедий, смертей, войн, репрессий , репатриаций– новенькие!
Я подарю их для твоих детей, сынок, когда ты женишься , прости что только пять.

Что у меня за новая обсессия сейчас?
Хочу кольцо с огромным тяжелым камнем, дымчатым топазом. Серебро или металл, ни в коем случае не золото, золото всё испортит. И чтобы почти не видно было оправы– тёмный задумчивый камень, таинственно непрозрачный, и только в глубинах прямоугольных граней живёт , мечется светлый лучик. Я просто вижу этот камень перед глазами. У моей дочери родилась недавно дочурка, Даночка, я подарю ей это кольцо когда подрастёт.
Tags: дела семейные
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments